Jump to content

DChobit

Доверительная
  • Content Count

    699
  • Joined

  • Last visited

1 Follower

About DChobit

  • Rank
    Второй пилот
  • Birthday 03/24/1982

Информация

  • Пол
    Муж.
  • Город
    Москва
  • Интересы
    .

Дополнительно

  • Болеет за
    Виталий Петров, Даниил Квят, Дженсон Баттон

Recent Profile Visitors

797 profile views
  1. «Спокойнее, Дженс!» В воскресенье перед гонкой Дженсон проснулся от укола. И, судя по жгущим ощущениям в правой руке, это не было уколом совести, а было самым настоящим уколом. Совесть-то была чиста. При этом в гостиничном номере никого не было. Чья-то тень мелькнула за занавеской, но, может, это ему только показалось? Не успев толком обеспокоиться, Дженсон снова провалился в глубокий сон. Ему почему-то приснились гонки на спортпрототипах - он ехал в категории LMP2, а соперники в LMP1. И долго и мучительно его обгоняли. Он тщетно пытался ускориться, но почему-то не мог. С утра к нему подошел Мартин Уитмарш и загадочно посмотрел в глаза. - Как настрой, Дженс? - Честно? Похрену, - неожиданно флегматично даже для себя произнес Дженсон. И в профиль стал немного похож на Кими. - Это хорошо, - к его же удивлению парировал Уитмарш. – Нервы – это ни к чему. Особенно сейчас, когда столько разговоров про Red Bull, Pirelli… Кстати, насчет Pirelli. Мы тут разработали тебе тактику на гонку. Она…кхм.. революционная! - Да ну? – вяло сказал Дженс. – Вы бы завязывали там со своими революциями. Особенно техническими. Мне вообще-то на подиум хочется. - Тихо, Дженс, тихо! – мягко проговорил Мартин, хотя видно было, что он чем-то встревожен. – Помни: всё будет хорошо! К Барселоне будут эффективные новинки. Ну, или к Спа. В крайнем случае, к Сингапуру. Ты, главное, не кипятись. *** И он не кипятился. В начале гонки пропустил кого-то на черной машине. Ну и пусть. Из боксов ему подтвердили – всё в порядке, он на другой тактике. Потом ещё кого-то – на желто-фиолетовой. Ну и пусть. Как-то это всё действительно фиолетово. И ему вообще вдруг стало очень комфортно и хорошо в кокпите, как будто и не MP4-28 он пилотировал вовсе. Обгоняют? Ну и пусть. У нас другая тактика. Команда знает, что делает. Всё под контролем. Главное - шины. Держать темп. Ехать стабильно. Никакого гранулирования. Гранулы – зло. Как и таблетки. Какие таблетки? Таблетки – это лекарства. Лекарства, лекарства… И тут его как будто кольнуло! Укол ночью!!! Что ему вкололи? Почему он так спокоен? Где же инстинкт гонщика? Неуступчивый британский характер? Авторитет лидера «МакЛарен»? Разве ради этого он сел в кокпит сегодня с утра?! И когда в очередной раз в зеркалах замаячило что-то желто-фиолетовое, он решил сражаться. Обороняться до последнего! Держать позицию во что бы то ни стало! Пусть для этого нахального немца это станет ещё одной битвой за Британию! В каком-то горячечном порыве он решил на всякий случай перед своим главным сражением в этой гонке уточнить, что думает по этому поводу команда. И к своему облегчению в ответ он услышал бодрый голос Дейва: «Жми, парень, задай ему жару! Сражайся!» Но в тот момент, когда он изготовился отбивать первую атаку Феттеля, что-то несильно кольнуло его в шею. «Не горячись, парень, пропусти его» - ласково прозвучал голос Мартина в наушниках. «Мы на другой тактике». И он пропустил. Его. Или это был спортпрототип LMP1? Всё было как во сне. *** После гонки Мартин подошел поздравить Дженсона. - Отличная работа, Дженс! Заслуженные очки, превосходная выдержка. Именно этого мы ждали от тебя в этот уик-энд. - Угу, - буркнул Дженс. – Так когда там мы поедем? В Сингапуре? Не знаю, чем вы там меня колете, но вам лучше хорошенько запастись этим препаратом.
  2. Роберт вызывает у меня огромнейшие уважение, граничащее с восхищением. То, что он уже добрался до тестов в DTM, это подвиг. Дай Бог ему здоровья и продолжать в том же духе: спокойно и уверенно идти к своей цели.
  3. Очень круто написано. И это, наверное, самое правдоподобное объяснение проблем Михаэля в этом сезоне. Все остальные уже давно закончились.
  4. Да я всего лишь к тому, что очки, подиумы, победы и прочие приятности, как и true fail'ы, обычно случаются по воскресеньям.
  5. Инфоповод, конечно, суперзачётный (кстати, в Williams тоже на пух жалуются, так что мы тут не одни такие - аллергики ), и к фэйлу мы завсегда готовые , но до гонки все пожелания - только удачи!
  6. Спасибо огромное! Непростительно в тексте делать такие ужасные ошибки. Из огромного уважения к Сэру Артуру Игнатиусу Конан Дойлу и Агате Мэри Клариссе Маллоуэн поставлю всё на свои места незамедтительно.
  7. Mister Button’s Mysterious Fail - Друзья, - немного торжественно начал свою речь в уютном моторхоуме британской конюши McLaren Дженсон Баттон, - я собрал вас сегодня здесь, после гонки, чтобы разобраться, что все-таки стало причиной схода моего болида в ГП Бахрейна. Признаюсь, мне всё это не очень приятно - я вообще не любитель всех этих детективных историй - но, право- так дальше просто не может продолжаться. Я всерьез хочу выиграть этот чертов… прости, Джессика (Джессика Мичибата, присутствовавшая в комнате, слегка смутилась)… этот чемпионат, и у нас, наконец, всё есть для этого! Дженсон выдержал паузу и оценивающе посмотрел на лица находившихся в комнате Мартина Уитмарша, Льюиса Хэмильтона и механика, ответственного за фиксацию гайки заднего левого колеса. Мартин принял озабоченный вид, Льюс выглядел так, будто ему вообще все равно, хотя его возбуждение и выдавало то, что он постоянно безо всякой нужды теребил сережку в ухе. Какой эффект слова Дженсона произвели на механика команды, примостившегося на диванчике, понять было невозможно, потому что последний сидел в шлеме, который не снял даже несмотря на то, что гонка закончилась несколько часов назад. - Для того чтобы расследование было максимально беспристрастным и качественным, - продолжил Дженсон, - позвольте представить вам моего старинного друга, частного сыщика мистера Шерлока Холмса! И тут все, кроме Баттона, неожиданно для себя обнаружили, что в моторхоуме помимо них присутствует еще один человек. Он был одет в старинный твидовый сюртук, из под которого проглядывал белоснежный воротничок и черная бабочка. Как он проник в комнату и остался при этом незамеченным, никто так и не понял. - Приветствую вас, леди - Холмс учтиво поклонился в сторону Джессики - и джентльмены! – скрипучим голосом проговорил знаменитый сыщик. – Благодарю вас, дружище Дженсон, за то, что меня представили этой славной компании. Откровенно говоря, на фоне хайтековского дизайна моторхоума McLaren Шерлок Холмс, будто шагнувший со страниц замечательных детективов Артура Конан Дойля, выглядел очень экзотично. Но, спокойно глядя на изумленные лица собравшихся, он произнес: - Господа, я здесь не для того, чтобы вы потратили свое драгоценное время на разглядывание фасонов одежды, которую носили в 19-ом веке. Признаться честно, у меня и самого времени крайне мало. – Тут он напустил на себя наиграно таинственный вид. – Ведь, как вы все знаете, профессор Мориарти все еще на свободе! Так что с вашего позволения я сразу приступлю к делу, из-за которого мне пришлось проделать путь в несколько тысяч километров. Мартин Уитмарш сделал над собой усилие, незаметно ущипнул себя за ногу (видение не прошло), но понимающе кивнул. – Конечно, мистер Холмс, мы и сами очень хотели бы выяснить, в чем причина наших проблем. - Вот и чудесно! – заметил с удовлетворением Холмс . – Скажу вам правду, господа, гонку я не смотрел. - Но, Холмс, - воскликнул Дженсон, - как же вы тогда поймете, что произошло? - Дедукция, мистер Баттон, дедукция! – парировал Холмс. – Мой метод меня еще никогда не подводил. Холмс достал трубку, набил её крепчайшим черным табаком, закурил, выпустив к легкому неудовольствию Джессики огромные клубы едкого дыма, прокашлялся, а потом обратился к механику, который сидел на диванчике, не шелохнувшись: - Милейший, я тут почитал форумы в Интернете, поболтал со своими знакомыми в паддоке, и по всему выходит, что это именно вы запороли гонку моему почтенному другу Дженсу! Механик обхватил руками голову в шлеме и изверг из себя набор каких-то жалобных ни то стонов, ни то всхлипываний. - Он тут не причем! – возразил Уитмарш. – Все кругом говорят, что это человеческий фактор. Но я, как руководитель этой команды, заявляю: мои механики самые лучшие в Формуле-1, уж я-то их повидал на своем веку… - Сэр! – перебил его Холмс. - Перестаньте, прошу вас, за него заступаться. Вечно вы за всех заступаетесь. У парня есть своя голова на плечах, хоть и руки при этом несколько… хмм… кривоваты. Пусть он сам ответит. - Да он это, он! – вспылил Хэмильтон. – Вы видели? А, вы же не видели…Так он и мне гонку запорол! Два! Два питстопа! Посмотрите на него хорошенько! Это же диверсант! Он купленный! Да его, небось, Доменикали на зарплате держит! - Спокойствие, мой юный друг, спокойствие - улыбнулся Холмс. – Уверен, если это так, мы этого дела так не оставим. Напишем официальный запрос в ФИА, а там, я вас уверяю, быстро разберутся. И все же, милейший, что вы можете сказать в свое оправдание? – вернулся к механику сыщик. Механик тяжело вздохнул и очень неохотно снял шлем. Изможденное лицо его ничего не выражало, но глаза – взгляд безумно бегал по комнате. - Поступает… команда.. шеф-механик… выбегаю… все бегут, - забормотал он сбивчиво, - Джон… он слева… славный малыш… наготове…подлетает…гайковерт.. такой славный…гайковерт… я не успеваю… а на тренировках всегда…всегда… всегда!!! - Что с тобой, Гарри? – Уитмарш с изумлением посмотрел на своего подопечного. - Мистер Уитмарш… он подлетает… а гайковерт… ничего не вижу… на тренировках успевал…а Джон… как всегда… такой славный… После этого механик закрыл лицо руками и зарыдал навзрыд. Неловкое молчание повисло в комнате. - Оставьте его в покое, мистер Уитмарш, - сказал Холмс. – И я советую вам пересмотреть график тренировок пит-кру. У парня переутомление. В таком состоянии никакого злого умысла у человека быть не может. - Какая разница, злой – не злой! Гонку-то он запорол, - опять начал гнуть свое Хэмильтон. - Кому от этого легче? - Мистер Хэмильтон, ответьте на один простой вопрос: вы любите выигрывать? - Это глупый вопрос, а не простой! Мы все здесь, чтобы выигрывать. Мы – лучшие гонщики в мире, это всё, что мы умеем делать. Ну, я еще много чего умею, конечно, но лучше всего я управляюсь с этим чертовым… драндулетом! Прости, Джессика… - Стало быть, чтобы выиграть, вам нужно обогнать в гонке старину Дженса, не так ли? И выходит, что его сход вам как бы на руку, сэр? - К чему ты… вы клоните, эй!? – Льюис вскочил на ноги. – Вы хотите сказать, что это я своими руками испортил Баттону выхлопную систему? - А кто сказал, что была испорчена именно выхлопная система, мистер Хэмильтон? – перебил его Холмс. – И что именно испорчена? Хэмильтон едва заметно побледнел. - Ну, так мне… это…Мартин сказал, по секр… Резкий взгляд Уитмарша в сторону Льюиса прервал его тираду. - Послушайте, Холмс, я все-таки руководитель команды. Я вынужден говорить то, что хотят слышать. Если мы сейчас всем раструбим, что у нас в команде диверсант завелся, что мне скажут собственники? Да мы же всех спонсоров лишимся мигом! Прав я, Дженсон? Баттон угрюмо кивнул. - Так кто этот диверсант, сэр? – Шерлок вкрадчиво заглянул в глаза Мартина. – Кто? Этот? Диверсант? - Если бы я знал, мистер Холмс! Если бы я знал. Но мы обязательно найдем его! С вашей помощью или без, но мы этого так не оставим! – и Уитмарш так шарахнул кулаком по столику, что Джессика аж ойкнула от неожиданности. Холмс дал эмоциям Мартина улечься, затем ровным голосом произнес: - Господа, я знаю имя вашего вредителя и назову его вам через пару минут. Все возбужденно и разом заговорили, наперебой обращаясь к Холмсу: - Кто он? - Говорите же! - Не тяните! - Терпение, джентльмены, терпение - невозмутимый Холмс как будто издевался над своей аудиторией. – Небольшая история прежде. - Вы все наверняка осведомлены о моем искусстве гримировки и конспирации. Скромно отмечу, что в этом деле я действительно преуспел. Так вот, вчера ваш покорный слуга имел весьма любопытную беседу с Сэром Эдрианом Ньюи. Я был в гриме Себастьяна Феттеля, разумеется, - хихикнул Холмс. – И этот почтенный сэр целых двадцать минут мне с упоением рассказывал, как он подослал своего человека к вам в боксы и тот нанес выхлопной системе болида старины Дженса несколько незаметных глазу повреждений. Дальнейшие комментарии излишни, я надеюсь? Хотя нет, добавлю еще, что мистер Ньюи, и вправду искренне желает своему подопечному победы. Жаль только, что для этого он готов слишком на многое. Новость ошеломила присутствующих. - А доказательства, Холмс? Где мы возьмем улики? – нетерпеливо спросил Дженсон. - Вы слышали о таком явлении, как дактилоскопия, мой друг? - Не может быть! Отпечатки пальцев? Вы собрали отпечатки пальцев? Но когда вы успели, Шерлок? - В моем деле тоже есть место небольшой тайне, любезный! – Холмс торжествующе улыбнулся. Первый шок в комнате прошел. Уитмарш вскочил и, почти переходя на бег, начал ходить по комнате, возбужденно жестикулируя: - Ха! Попался, старый черт! Прости, Джессика… Ну, теперь-то я тебя прижму! Крепко прижму!!! Вот тогда и посмотрим, кто быстрее!!! Он вдруг остановился, внезапная мысль осенила его: - Ребята, а кубок-то у нас!!! – и он бросился обниматься к Дженсону и Люису. Оба пилота широко улыбались и даже подпрыгивали от радости, будто находились на подиуме. На этом фоне даже механик немного пришел в себя и перестал всхлипывать. Джессика, видя всеобщую радость, захлопала в ладоши. Лицо её раскраснелось, а глаза заблестели. - Не сочтите за наглость, мисс Мичибата, каким лаком для ногтей вы пользуетесь? - внезапный вопрос Холмса прозвучал как гром среди ясного неба. Джессика неожиданно густо покраснела. – Chanel, - неуверенно и как-то обреченно вымолвила она. - Я так и думал. Вы и сейчас его носите. Я обратил на это внимание, когда вы хлопали в ладоши. - Черт возьми, Холмс! Какое это имеет отношение к делу, ведь вы же ясно сказали, Ньюи… - Дженсон не мог поверить, что это происходит на самом деле. - Элементарно, мистер Баттон. Следы точно такого же лака я обнаружил на выхлопной системе вашего болида. И вот что удивительно: химическая реакция, которая из-за контакта этой … скажем так, субстанции с металлом выхлопной трубы, стала причиной повышения температуры выхлопных газов. Ну, а дальше вы, наверное, и сами догадаетесь. В который уже раз в за вечер в моторхоуме повисла тишина. Все ошеломленно смотрели на топ-модель. Та какое-то время сдерживалась, а потом не выдержала и ударилась в рыдания: - Я не хотела… Я случайно… Я сделала маникюр, решила посушить ногти… система была еще горячая после квалификации… Я подумала, так будет быстрее… А пузырек с лаком – он опрокинулся. Я пыталась вытереть… Но не смогла… Горячая ведь… Я не думала, что так случится, не думала! Прости меня, милый! – Джессика с рёвом бросилась в объятия к своему возлюбленному. Дженсон молчал. В голове его носились сотни мыслей, эмоции от гнева до жалости сменяли друг друга с молниеносной быстротой. Наконец, он мягко произнес: - Конечно, милая. Всякое бывает. Не горюй. Я еще выиграю для тебя гонку. И не одну. - Вот и прекрасно, дружище! – довольно потер руки Шерлок Холмс. – Я всегда был уверен в том, что вы - настоящий джентльмен. Что ж, господа, я считаю свое дело здесь закрытым, поспешу на свой рейс до Лондона. - Постойте, Холмс! – остановил его Уитмарш. – А как же Ньюи? - И это тоже элементарно, мой друг! Я все это выдумал. Классический прием: заставить подозреваемого потерять бдительность, чтобы застать его врасплох. И вот еще что: недаром французы говорят: «Cherchez la femme». Вот я и нашел. – Холмс лукаво улыбнулся, поклонился всем присутствующим и вышел, не прощаясь, как истинный англичанин. … Спустя пару часов Дженсон в своем гостиничном номере задумчиво смотрел на небольшое обручальное колечко с бриллиантом. - Прости, Джессика... - он в который уже раз спрятал его на самое-самое дно своей дорожной сумки.
  8. Секунда майора Петрова. 22 апреля 2012 года. Сахир, Бахрейн. 15 часов 40 минут по московскому времени. Майор Петров в этом сезоне еще никогда так близко не был к провалу - в квалификации. Вот уже 20 минут, как он покинул болид, и с тех пор внимательно изучал протокол Q1, напечатанный на бланке спецдонесения. Результаты его напарника, эверстилуутнантти Ковалайнена, упрямо свидетельствовали о том, что новейшие разработки англо-малазийских военных конструкторов выводили противостояние между заклятыми союзниками на качественно новый уровень. "Целая секунда" - подумал Петров, про себя отсчитав сотыми долями эту самую секунду. - "Вечность". Направив донесение с полными результатами Q1 в Центр, Петров стал сосредоточенно ждать ответа. Спустя 3 минуты и 22 секунды в боксы зашел бедуин с аккредитацией фотожурналиста (таща за собой для пущей конспирации чемодан с секретными чертежами Феррари) и вручил майору цветок - ромашку. "Связной тоже сегодня опоздал на секунду," - педантично отметил про себя Петров и как всегда спокойно оторвал каждый третий лепесток, начиная с самого маленького, разложил их по порядку и на тыльной стороне прочитал сообщение следующего содержания: "На провокации не поддаваться. Обновления ждать в Барселоне. Включаем в игру кенгурёнка. В эфире - Иосиф Кобзон. Привет Оксане. ". Если бы за долгих два года, проведенных в Формуле-1 под прикрытием, майор Петров не отучил себя удивляться хоть чему-либо, он бы наверняка недоуменно оценил 6-ю стартовую позицию Даниэля Риккиардо. Но вместо этого Петров зашел в моторхоум, надел наушники, привычно отыскал нужную частоту на радиоле и услышал песню, про которую шла речь в шифровке Центра: Не думай о секунде свысока. Наступит время - сам поймешь, наверное, В квалификации потеря велика, Хоть в гонках финна ты лишил терпения. В потерянной секунде свой резон, Зияет в днище свежая отметина, Но только это всё же твой позор Напарник же в Q2 - обрел бессмертие. Из крохотных ошибок соткан круг. На каждом повороте гибнут сотые. И хоть ты говоришь, что Хейкке - друг Запомни: каждый на себя работает. Сезон опять проскочит, как глоток - Глоток воды во время зноя летнего, И топы спросят: «Есть ли в парне толк От первого Гран При и до последнего?» Каков же будешь ты держать ответ С лицом другим - от напряженья каменным? На факты аргументов снова нет - На топовых ушах лапша оксанина... Не думай о секунде свысока. Наступит время - сам поймешь, наверное, В квалификациях потеря велика, Как горечь от сухого поражения… Голос в приемнике смолк. Майор Петров стоял и задумчиво смотрел на такие чужие и такие бескрайние пески Бахрейна. Бескрайние, как просторы его далекой Родины.
  9. Страница из дневника Виталия Петрова. "Сегодня 15 апреля, ГП Китая. Сижу в кокпите на стартовой решетке и делаю записи в дневнике. Уговорил команду разрешить мне взять дневник с собой - в гонку: не знаю, получится ли писать все время, но пару строк точно черкну." "Поехали! Только что стартовал. На старте зевнул. В прямом смысле - зевнул. Вроде бы уже третий год все эти перелёты, смены часовых поясов, аклиматизация - а все равно хочется спать. Эти жадины из Ред Булла даже глоток сделать из их запасов энергетиков не разрешают. Ладно, тут впереди какая-то Маруся, по-моему, Глок, сейчас обгоню, потом продолжу писать". "Обошел Глока. После этого попытался навязать ему борьбу, но он сделал такие испуганные глаза, что мне ничего не оставалось, кроме как от него уехать. Одна надежда - на Ковалайнена. Он тут - неподалеку, и по радио говорят, что у него наконец-то нет технических проблем. О! Пит-стоп. Уже десятый круг, что ли? В шутку что ли передать по радио, что хочу сходить в туалет, пока они будут менять резину?" "Попросил Джанлуку больше не петь мне итальянские песни по радио. Это еще хуже, чем его итальянские анекдоты, которые он травит от старта до финиша. Я ни слова не понимаю по-итальянски, но мелодика речи меня так убаюкивает, что добром это точно не закончится. Мне кажется, Джанлука обиделся. Он говорит, что Ярно это всегда помогало во время гонки. Вот что мне с ним делать? С одной стороны, он замечательный мужик, конечно, - профи. Но эта его южная сентиментальность... Будет о чем подумать, пока буду догонять Хейкки". "Черт!!! Только что передали по радио, что у Хейкки проблемы на втором пит-стопе - не до конца закрутили гайку на заднем левом! Ребята, ну вы чего???!!! Это ж конец гонки... для меня. Что прикажете делать 28 кругов???" "Все-таки Тильке - молодец! Вот кто еще мог построить такую трассу, чтобы гонщики могли половину времени смотреть телетрансляцию на больших экранах для зрителей? Чем успешно и занимаюсь уже кругов 10. О!!! Кими! Кими! Что ж такое?!! Марк, куда ж ты, милый, в небушко то опять??!!! Давай -дави, дави Сэба!!!... Вот они там отжигают!!! Надо попросить Джанлуку, чтобы пустил по радио комментарий Леши Попова!" "Команда долго молчала, потом как-то грустно попросила поэкспериментировать с настройками. Такое впечатление, что от безысходности. Не хотел отвлекаться от просмотра трансляции на экранах, но приступил к выполнению. Не покидает ощущение, что в этот уик-энд я уже как минимум 1 раз работал точно по такой же программе. Развлекаю себя тем, что сначала последовательно нажимаю на все кнопки на руле по часовой стрелке, а потом - против. Джанлука в эти моменты дико хохочет в эфир. " "ВНИМАНИЕ!!! В зеркалах показался Росберг! Команда передала, что я не слишком много проигрываю ему в темпе и в теории могу финишировать с ним в одном круге! Наконец-то хоть какая-то движуха!!! Ну, что, Нико, погоняемся напоследок?" "*№?*!!!! Вот нахрена мне надо беречь эту резину??? Для кого??? Что, команде Хэмбри что ли приплачивает за не до конца убитые комплекты?..." "Росберг прошел на круг. Помахал ему приветственно, когда он обгонял меня. Этот чудак так шарахнулся в сторону, будто я Картикеян какой-то...Впрочем, его можно понять. Посмотрю на экране его финиш." "Всё, приехали. Дико хочется спать. Хорошо, что еще до гонки составил ответы для журналистов... Вот они - на соседней страничке." Послегоночное интервью Виталия Петрова:
  10. Ну, вот, а многие петрофилов под квасных патриотов подписывают. ))) Да мы настолько космополитичны, что будем болеть хоть за представителя славного племени арборе, которое проживает в Эфиопии и насчитывает 4,5 тысячи человек. "Эх, наааам бы только фэээйлы, Да фэээйлы пасааачней!" (Квас не пил).
  11. Ну вот и всё. Свет в зале. Занавес опущен. Аплодисменты смолкли. Дальше - тишина. Неужто все мы Роль свою сыграли? Неужто яд актерства Выпили до дна? Ужель мы боле не заломим руки В печали сыграной Прожитой, как своей? Ужели мы, враги прогнившей скуки, Не выведем в поход Своих друзей? Ужель не будем мы Плясать чечетку На фэйле красочном Кумира своего? Администрация - чужая, злая тётка! Детей ты всех казнила - Кроме одного. Он, как и прежде, Гордо держит знамя Исписанное вдоль и поперёк Прекрасной прозой, Добрыми стихами, Как светел и красив Узор тех строк! Он - навсегда. Он нерушим как небо, Опорой для которого Атлант. Так кто же выжил? Кто на плахе не был? Погибли все. Остался лишь Талант. Бессмертен он, И дело его живо, Дню юмора и смеха вопреки, Он не купился На блестяющую наживу. И мне подсунул Эти вот стихи. :jester:
  12. Браво, Маэстро! Очарован и заинтригован Вашим таинственным волшебством!
  13. Вместо названия будет цитата: После квалификации в Сепанге в моторхоуме Кэйтрэма шел рутинный технический брифинг. За небольшим круглым столом сидели пилот Виталий Петров, технический директор Майк Гаскойн, руководитель команды Риад Асмат и гоночный инженер Джанлука Пизанелло. Присутствовал и Хейкки Ковалайнен, но он был занят тем, что аккуратно развешивал на переносном пожарном щите команды багры, ведра и рукава шлангов - всю предыдущую ночь он был занят тушением пожара в моторхоуме Лотуса и теперь педантично и удовлетворенно возвращал потревоженный инвентарь на штатное место. В углу незаметно посапывал Кими Райкконен - погорельца по-соседски пригласил переночевать соотечественник. За столом же тем временем шло бурное обсуждение квалификации. - Как вы не понимаете, - кипятился Петров, - если настроить KERS на максимальную зарядку на торможении, и если вдруг она проходит не до конца, то конусная пара начинает дополнительно оттормаживать задние колеса! Из-за этого машина ведет себя нестабильно, меня срывает в занос, резина херится, и я теряю полсекунды на круге! - Но, Виталий, по телеметрии... - начал было Пизанелло. - Слушай, Джанлука! - прервал его Виталий. - Работал я однажды с одним инженером, который тоже меня все время тыкал носом в эту вашу телеметрию. А потом семикратного в неё тыкал. И где он сейчас? - Ну, вообще-то он сейчас у Кими... - И где сейчас Кими? - Тут, спит. - Вот и ты иди проспись, если мне не веришь. Ты что-то переутомился, - съязвил Петров. - Хорошо, но мы всё же не понимаем, почему так происходит, - озабоченно отозвался Гаскойн. - В редбулловской документации к KERS нет ни слова о таком побочном эффекте. Виталий громко расхохотался. - Редбулловская, говоришь? А там чья на ней подпись? Правильно: Эдриана Ньюи! А теперь подумайте, где был бы Редбулл, если бы Ньюи всем налево-направо сливал подлинники своих разработок. Да что далеко ходить за примерами: у Тоста спросите. У него такая же документация, как у нас. И почему-то нет у них двух кубков, а? Технический персонал задумался. Риад Асмат через некоторое время продолжил: - Виталий, а ты можешь нам нарисовать, как это всё происходит на трассе? Виталий поколебался мгновение, потом сказал: - Вообще-то у меня была в школе тройка по черчению. Ну, ладно, попробую. И он пока он сосредоточенно рисовал на листке бумаги какие-то странные кружочки и линии, все, кто сидел напротив, с нескрываемым любопытством за ним наблюдали. Даже Хейкки, наконец закончив наполнять пожарные ведра чистейшим песком с ближайшей гольф-трассы, тоже подошел к столу. - Ну, смотрите! - и Виталий гордо продемонстрировал своё творение. На белом фоне было нарисовано какое-то странное зеленоватое пятно с желтыми вкраплениями. В черных кляксах по его краям люди с очень богатой фантазией при желании могли бы узнать четыре колеса. Но так как перспектива в рисунке напрочь отсутствовала, получалось, что болид (а это был именно он) ехал на двух колесах, а сверху вез еще два. Там, где можно было предположить наличие аккумуляторов KERS, была отчетливо выведена твердым почерком пятилетнего ребенка надпись по-русски: "Не влезай, убьет!" с характерным изображением молнии. Зигзагообразными линиями, простиравшимися от хвоста машины, автор, по всей вероятности, попытался передать злосчастный занос. Темные точки, хаотично натыканные повсеместно, символизировали повышенный износ резины. Пожалуй, единственным, что было хоть как-то узнаваемо, был шлем пилота - и то, только потому, что Виталий не поленился и тремя полосками изобразил российский триколор. Во всем остальном рисунке царствовал такой фантастический конструктивизм, что все присутствующие сначала тихо, а потом уже просто, не стесняясь, во весь голос захохотали. - Ш-ш-штооо это, - истерически захлебывался Гаскойн. - Я не могу, уберите от меня это, - скорчился на стуле Асмат. Пизанелло же просто уперся лбом в ближайшую стену, и по его судорожным всхлипам было понятно, что рисунок Виталия его более, чем впечатлил. Виталий же обиженно переводил взгляд с одного критика на другого и никак не мог взять в толк, что не так. И тут среди этого шума и гогота проснулся Кими. Он невозмутимо прошествовал к столу, секунду поизучал рисунок Петрова и вымолвил: "Настройки люфта конусной пары какие-то у вас странные". И вышел.
  14. Записка. В боксах Кэйтрема перед гонкой на удивление было немноголюдно и несуетливо. БОльшая часть гоночной команды на питлейн с упоением играла в странную игру: механики натягивали длинный узкий лоскут из резины Pirelli между двумя домкратами, аккуратно укладывали на нем новый красный шлем Хейкки и выстреливали им в сторону боксов Лотуса. Когда оттуда слышались вопли, механики радовались как дети. Сам Хейкки ходил с черным маркером по боксам и на надверных табличках с надписью: "Отв. за пожарную безопасность - тов...." - вписывал свою фамилию. Тут в боксы вбежал взволнованный Виталий Петров. Он ещё не очень хорошо знал персонал своей новой команды, поэтому зычно крикнул: - Слыш, ребята, кто тут из вас итальянский понимает? - Я - итальянец, - выступил вперед гоночный инженер Джанлука Пизанелло. - А ну да, - совсем забыл, - пробормотал Виталий. - Короче, Джанлука, просьба есть. Смотри, что я в кокпите только что нашел! Это ж на итальянском? Виталий протянул Джанлуке небольшой лист бумаги с ровными строчками текста. - Итальянский, - хмыкнул Пизанелло, видимо, узнав знакомый почерк. - Так прочитай, чего там? - нетерпеливо попросил Виталий. И Джанлука начал: "Дорогой Виталий! Я ушел. Во многом из-за тебя, а во многом из-за того, что плохо играю в гольф. Но так или иначе, я не могу смириться с тем, что нашу новую машину все обидно называют "крокодилом". Я искренне полагаю, что машина всё это чувствует и обязательно отомстит. Поэтому, если ты хочешь, чтобы всё было хорошо, никогда не произноси это название вслух. Если уж совсем будет невмоготу, называй кайманом - так хоть немного элегантнее. Оставляю тебе в наследство своего инженера. Он - толковый мужик, отлично разбирается в сортах винограда и в резине Pirelli. Возможно, тебе с ним будет немного скучно, но зато с тактикой проблем быть не должно. Да, чуть не забыл: тебе во что бы то ни стало нужно раздобыть где-нибудь другой ГУР. Если не сможешь, собери его своими руками (инструменты в ящике, жидкость под столом). Да хоть у Маруси свинти. Только сделай это во что бы то ни стало - и не спрашивай, почему - сам все скоро узнаешь. Эту миссию я с чистым сердцем передаю тебе. Пожалуй, это единственное, что я тут недоделал. Желаю тебе успехов, твой Ярно". Виталий стоял в задумчивости. "Пренебречь. Вальсируем. Фиаско штурвалу!" - почему-то вспоминалась ему странная фраза из Твиттера.
×
×
  • Create New...