Jump to content
Sign in to follow this  
ALZHBETA

Говорит Иберия. Записки испанских журналистов

Recommended Posts

02 – Начало истории

Posted on 12/01/2011by Carlos Castellá

Чемпионат 2006 получился интересным из-за острой борьбы между Рено Фернандо Алонсо и Феррари Михаэля Шумахера, в которой, в конечном итоге, победил астуриец, за год до этого объявивший о своем переходе в 2007 году в Макларен. Куда и он перешел, унося с собой титул чемпиона мира и единичку для своей машины.

Вызов был большим – команда Макларен провела один из худших сезонов в её истории. Они не выиграли ни одной гонки, в середине сезона ушел Монтойя, а Райкконен сделал это в конце, чтобы перейти в Феррари и занять место Шумахера.

Когда в ноябре, по окончании чемпионата, Алонсо опробовал свою новую машину, особого энтузиазма она у него не вызвала. С другой стороны, у Макларена всегда был силен инженерный отдел, и, поняв, что чемпионат 2006 проигран, они уже несколько месяцев работали над болидом 2007 года.

Неудивительно, что на зимних тестах Макларен-Мерседес показала хорошие результаты. Все внимание было приковано к пилотам команды, как к Алонсо, так и к его напарнику, новичку Льюису Хэмилтону, который вскоре продемонстрировал просто дьявольскую скорость, показывая времена на уровне своего именитого напарника, даже не смотря на вылет, свойственный новичкам, на трассе в Честе.

В сезоне были два новых важных аспекта: доработка моторов было заморожена, таким образом, механический прогресс постепенно уступал свое место аэродинамике. И второй и наиболее важный аспект: в первый раз за много лет произошел возврат к шинной монополии.

Все участники вынуждены были выступать на одинаковых шинах из-за спорного решения прославленного Макса Мосли. Дуэль Bridgestone-Michelin в последних сезонах была захватывающей, но Президент решил, что останется только один поставщик шин. Ни одна из двух компаний не хотела эксклюзивности, но в конце концов компания Bridgestonе уступила и осталась, а Michelin ушла.

Это оказалось головной болью для тех команд, которые гонялись на французских шинах, очень отличающихся от японских. Принимая во внимание тот факт, что разработка современного болида Ф1 начинается с шин и подвесок, им пришлось нелегко. К счастью, в то время еще существовала свобода «тестов», таким образом, до первой гонки, у них было намного больше возможностей для тестирования, чем сейчас.

Так начался сезон. Первый ГП проводился в Австралии, где дебют Кими Райкконена в Феррари увенчался победой. Следом шли оба болида Макларен-Мерседес, которые показали себя в высшей степени конкурентоспособными как в квалификации, так и в гонке. Следом за ними финишировали машины БМВ-Заубер, хотя и с большим отставанием и с Хейдельдом в качестве первого пилота, потому что Кубице пришлось нелегко с адаптацией к новым шинам.

Поляк был не единственным, у кого возникла такая проблема. Было несколько пилотов и команд «ex Michelin», которые оказались в тяжелой ситуации, которая временами казалась необъяснимой: у команды Рено, действующего чемпиона мира, ничего не получалось, команда Ред Булл, несмотря на наличие Ньюи, не принималась в расчет, а Хонду победила даже Супер Агури, её «сестринская» команда, которая в предыдущем сезоне гонялась на шинах Bridgestone.

Второй Гран при, Малайзия, был похож на первый, с той разницей, что Макларен там сделал свой первый дубль в сезоне, с Алонсо впереди Хэмилтона. Райкконен стал третьим всего лишь в секунде от Льюиса, в Хейдфельд – еще раз «первым из остальных» с отставанием более чем в полминуты. В Бахрейне результаты, на третьей гонке сезона, были более-менее схожи – выиграл Масса, за ним – Хэмилтон и Райкконен.

Все это указывало на то, что чемпионат будет разыгрываться между Феррари и Маклареном, и никого этот факт не удивил. Англо-немецкие машины выдавали отличные результаты, смена поставщика резины не оказала на них никакого влияния, в отличие от других команд, которым пришлось тяжело. Но то, что у Макларена дела идут хорошо, и что БМВ не так уж от них далек, казалось нормальным положением вещей, и потому ни у кого не вызывало подозрений.

Ни у кого? Возможно, был некто, кто не был удивлен, но заинтригован. Его собственные машины ехали из рук вон плохо, машины, которые закончили сезон 2006 года всего на позицию ниже в КК, чем Макларен, и даже выиграли один ГП, что другим командам так и не удалось. Однако через пару месяцев оказалось, что пропасть между ними огромна. И это при том, что у команды была "сестра", которая уже гонялась на шинах Bridgestone, и что все трое имели «японское происхождение» - на недостаток информации о новых шинах инженеры пожаловаться не могли. При всем при этом их результаты были далеки от результатов Макларена.

Вопрос инженерии, да. Но Ник Фрай, руководитель Хонды, знал, что было кое-что еще.

Продолжение следует

Share this post


Link to post
Share on other sites

От Anonimus

Феррари удивили самих себя.

Все выглядело не хорошо для Ferrari F2012, когда она впервые появилась на треке, но теперь Фернандо Алонсо имеет твердые 40 очков в чемпионской гонке из девяти оставшихся раундов. Технический руководитель Пет Фрай рассказывает Эду Стро как Феррари удалось повернуть ситуацию на 180 градусов

Фернандо Алонсо лидирует в чемпионате с преимуществом в 40 очков. Задумайтесь об этом на минутку. Феррари, которые были в полнейшем беспорядке в предсезонных тестах и маргиналами для Ку3 в первых гонках 2012, привели своего пилота на внушительную позицию к перерыву в середине сезона. Это далеко от непреодолимого отрыва, но это значительный поворот от того, как начиналось.

Прежде чем пойти дальше, не будьте дураками, думая, что весь негатив о Феррари перед началом сезона – выдумка журналистов. Ф2012 была неуклюжей машиной без скорости и баланса. Как признает тех.руководитель Пэт Фрай, если бы ему сказали 5 месяцев назад, какой будет ситуация к этому моменту, он испытал бы потрясение. «Как и любой другой, - он смеется. – Я удивлен!» Никто в Феррари всерьез не поручился бы что они достигнут этого, так что неудивительно, что хромота Гарцующего жеребца была основной темой в паддоке. Это делает то, что произошло, еще более впечатляющим. Так как же именно Феррари совершили этот головокружительный разворот?

"Было несколько проблем на старте сезона", поясняет Фрай. "Я не хочу перечислять все из них, но наиболее очевидной была та, что концепция выхлопной системы, которую мы имели, хотя и давала существенное увеличение прижимной силы, также дала нам проблемы с перегревом шин. Поэтому мы отказались от нее в конце концов отказались. "Некоторые особенности болида которые у нас сложились, делали его трудным в управлении и потому что выхлопна система не работала так, как мы рассчитывали, нам также не хватало прижимной силы. Таким образом, мы сделали сознательное решение изменить выхлопную концепцию, а затем попытаться перегруппироваться. Это было правильное решение, потому что тогда мы смогли разобраться с техническими проблемами и основными проблемами с CL (коэффициент подъемной силы, которые мы имели. Потом мы представили выхлопную систему в Канаде (в июне).

«Благодаря работе, которую мы сделали в феврале, мы смогли ввести систему в Канаде почти без недостатков. Уверен, что теперь я, должно быть, знаю про температуру шин и о выхлопных системах больше всех на пит-лейн после всей проделанной работы над ней!» «Но эффект выхлопной системы - небольшой эффект. Он дает вам прижим. Большинство это использует - я думаю, что мы сделали довольно большой шаг на Гран-при Испании (в мае). Он не включал выхлопную систему как часть пакета. Это просто маленький шаг в правильном направлении, в самом деле, это не что-то, что полностью изменило машину ".

Новый выхлоп был в аналогичном ключе с дизайном McLaren и Sauber, с потоком из выхлопа направленным на «уплотнение» диффузора. Это определенно работало, смягчив проблему перегрева шин, снижензив негативное воздействие на область «Кока-бутылки», вызванное оригинальным дизайном и более эффективного использования быстрого потока выхлопных газов. Алонсо был в четырех десятых от поула в Канаде, что было неудивительно. Но когда после пятого места в Монреале последовали две победы и второе место, стало ясно, что обновление изменило ситуацию. Это не значит, что проблемы Ferrari были ограничены позицией выхлопной системы - недостатки автомобиля были наследием устаревшей системы решения вопросов в Ferrari, более всего остального, и изменения выхлопа это лишь часть решения.

"Были некоторые другие аэродинамические характеристики, которыми мы не были довольны, так что это был шанс обнаружить это и изменить подход к работе, чтобы убедиться что мы включаем все параметры, которые мы должны включить ", говорит Фрай про ситуацию в начале года. "Это было сознательное решение - сказать: "Хорошо, мы сейчас полностью изменим подход к работе, чтобы действительно попробовать улучшить ее. "Это определенно работает».

Так что ясно, что это значило больше, чем просто про автомобиль, который не совсем хорош, это про решение текущих ограничений внутри Ferrari. Фрай был назначен на свою нынешнюю роль – официально, громоздко именующуюся «Технический директор дивизиона шасси» - в результате отправления в отставку Альдо Коста в прошлом году, и долженствующего изменить способы работы Ferrari. Это означало переход от методологии, родившейся в эпоху неограниченного тестирования и обеспечение того, чтобы гонщик стал продуктом работы аэродинамической трубы, CFD и симулятора. Он не говорит много, но если читать между строк встретил некоторое сопротивление к некоторым из этих изменений, и проблемы машины 2012 года дал ему мандат на продвижение реформы в полном объеме. "Проблемы с автомобилем, которые у нас были оставляет вас без возможности чем-то прикрыться, не так ли? ", говорит Фрай. "И тогда просто нужно делать работу, чтобы попытаться и принести [улучшения] быстрее и раньше,чем планировалось. Направление выбрано правильное, это просто огромный объем работы до конца года, чтобы идти в ногу с остальными. "

Несмотря на эти обновления, последний раз в Венгрии Феррари не была наравне с Макларен, Лотус и Редбулл. Это особенно беспокоит в отношении надежд Алонсо на сохранение этой позиции. Заметьте, его пятое место в Венгрии, практически максимум того, на что была способна машина, и это при том, что ни в одной венгерской сессии она не показала ничего похожего на скорость, чтобы пробиться куда-то выше, упрочило лидерство еще на шесть очков. Это симптоматично для сезона, в котором постоянство, сочетающееся с умением сохранить преимущество, когда ты его получаешь, является ключевым фактором. Это как раз то, что сделал Алонсо, никогда не финишировав ниже 9 места и приведя болид, который не должен был лидировать, наверх.

«Он очень хорош, не так ли?»-говорит Фрай про Алонсо. -«Возьмите ГП Германии – в дождевой квалификации он был на полсекунды быстрее остальных. В гонке он контролировал ее, находясь впереди. Наша машина не была быстрейшей, но у нас была лучше ситуация с резиной. Так что в конце гонки остальные приближались в начале сектора, но отставали в конце. Это все благодаря тому, как настроить машину. «Фернандо управлял разумно и был тем, кто предложил по радио «Давайте побережем двигатель и сохраним топливо на конец гонки, когда это может понадобиться!» Так что, несмотря на то, что позади были машины в полутора секундах от нас, мы берегли двигатель для конца гонки.

«Он безусловно думает тактически и очевидно знает, когда управляет болидом, какой его отрыв. Он провел великолепную гонку в Германии»

Но Алонсо не может сделать это в одиночку. На что Ferrari может рассчитывать - это то, что, если он удержит машину на высоте соревнования, он продолжит набирать очки. Хунгароринг, не казался подходящим Ferrari относительно McLaren и Алонсо был в 0.9с ниже в квалификации. Хотя трудно представить, что дефицит будет таким же, когда чемпионат продолжится в Спа в сентябре, Алонсо покинул команду не имея никаких сомнений о том, сколько еще предстоит сделать. "Мы финишировали в Канаде и сказали, что необходимо улучшить машину, мы закончили Валенсии и сказали, что нам нужны улучшения, в Сильверстоуне мы должны были улучшить, и теперь мы должны улучшить еще раз " говорит Алонсо. "Потому что мы выиграли пару гонок, казалось, что все находится на правильном пути, но мы никогда не говорили ничего другого. С сухой трассой в пятницу, субботу и воскресенье [Венгрия] вы можете увидеть это более четко. Lotus, McLaren и Red Bull были впереди нас весь чемпионат. Просто в начале года разница составляла 1,5 секунды, а затем 0.8, потом 0.4, потом 0.6. Это большая заслуга команды, что со всем этим мы на 40 очков впереди, что совершенно ненормально. " И если не станет ясно, сколько Ferrari по-прежнему нужно сделать, чтобы закрыть этот чемпионат, ничего не будет. Оттуда, откуда это началось, Скудерия проделала выдающуюся работу. Она осталась в игре, и даже впереди по очкам перед финальными девятью гонками в сезоне 2012 года.

Заложены основы и многое из плохого старта было исправлено. Теперь, когда другие большие команды начинают набирать импульс, реальная задача начинается.

Share this post


Link to post
Share on other sites

03 – Пятый элемент

Posted on 14/01/2011by Carlos Castellá

Давайте вернемся немного назад, к сентябрю 2006 года: Михаэль Шумахер выигрывает ГП Италии и объявляет о своем уходе. Все заставляет думать, что он выиграет свой восьмой чемпионат и на вершине славе оставит соревнования – логичный шаг после стольких лет успеха. Итальянские «тифоззи» оплакивают его уход, кое кто из соперников радуется. Возможно, и в самой команде тоже есть кто-то, кто приветствует это решение.

Жан Тодт, Росс Браун, Рори Бирн и Михаэль Шумахер стали великолепной четверкой, которая подняла умирающую Феррари и принесла ей славу. Однако кое-кто из них уже провел десять лет вдали от дома, он хочет вернуться, либо принять новый вызов.

Бирн уже ушел от мирской суеты, и только и ждал момента, чтобы вернуться в Таиланд и заняться основанием школы дайвинга - проект, который в свое время был заморожен. Браун, проживающий все эти годы в Италии, в то время, как его семья оставалась в Англии, уже устал и хотел взять годовой отпуск, который бы посвятил отдыху и спортивной рыбалке, его второй страсти.

Эти двое были обрадованы решением Михаэля (которое было принято намного раньше, и о котором они знали), потому что между ними существовал договор или соглашение о совместном уходе. После было принято решение о том, что Тодт уйдет позже – это было нужно для обеспечения перехода к «итальянизированной" Феррари, как попросил его об этом Лука ди Монтеземоло. Странное дело: прощание с ним было несоразмерно его заслугам за все эти годы. Никакой церемонии, ни празднования в его честь, ничего подобного. Ходили слухи о том, что договорная связь этих четырех была основана не только на дружбе, но и, при использовании своего доминирующего положения в Феррари, на каком-то не совсем прозрачном бизнесе. Узнав об этом, Монтеземоло решил вырвать зло с корнем - отсюда и такие поспешные и не почетные проводы. Это все разговоры чистой воды: заслуживающей доверия информации, подтверждающей эти факты, нет.

Но это могло бы объяснить, почему расформирование этой группы было таким тихим, и почему Монтеземоло приказал Тодту возвратить власть итальянцам, что француз постепенно и делал вплоть до собственного ухода. До этого момента все хорошо и чинно. Но внутри команды был пятый человек, тесным образом связанный с Брауном и Шумахером, которого никто не принял во внимание: Найджел Степни. Британец, доверенное лицо, исполнительная власть всех полученных приказов, всегда прилежный в выполнении всех поручений, он так и не смог стать своим в группе «иностранцев», обладающих реальной властью. Послушный, но в то же время знающий, в каком шкафу хранятся скелеты.

Узнав о роспуске группы, Степни, должность которого называлась Team Coordinator, захотел стать гоночным директором, но Тодт назначил на этот пост Луку Бальдисерри. Тогда он нацелился на должность Технического Директора – на место Брауна, но этот пост был отдан Марко Альмондо. Англичанин не принял этих назначений – ведь для него это подразумевало понижение в должности - и, начиная с этого момента, превратился в проблему для Тодта, который странным образом не увольняет его, возможно, от того, что Степни был в курсе слишком многих вещей, как говорят в народе: "Он слишком много знал". Тодт ничего не для него не сделал, в ожидании, что он уйдет по собственной инициативе. Степни, который зарабатывал в то время всего ничего – полмиллиона евро в год, решил потерпеть, и начал свою собственную войну против Тодта и Феррари.

Альмондо назначает его Директором по развитию - пост, не являющийся оперативным и не позволяющий, вопреки его желанию, приезжать на Гран При. Степни не скрывал своего неудовольствия и заявил, что не хочет работать с Альмондо, что для него логичным было бы работать с Альдо Коста, главным конструктором. Степни оставили на заводе разрабатывать F2007, для чего он располагал чертежами, графиками, исследованиями, данными – всем тем арсеналом, который он, кроме использования в работе, также секретно сохранял на бумаге либо на другом носителе. Между тем Тодт, который ему не доверял, но и не осмеливался его выгнать, следил за ним: телефоны Степни были поставлены на прослушку, а также усилились меры безопасности по отношению к нему.

Степни, знающий дела Феррари, как свои пять пальцев, знал об этом и усердно работал над своим собственным планом: найти работу в другой команде и перейти туда, прихватив с собой как можно большее количество важных сведений о Феррари. Принимая во внимание характер его работы, он четко знал, какая информация может заинтересовать других, начиная с данных в отношении работы шин. Естественно, первым его шагом стал контакт с целью заявления о своих «предложениях» с другими командами, с которыми он связался напрямую либо через старых знакомых.

Одним из тех, с кем он связался, был Майк Кофлэн, инженер Макларена. Они быстро нашли общий язык и пришли к договору о взаимном сотрудничестве. Вместе они работали в Лотусе (1984-88) и в Бенеттоне (1991), так что хорошо друг друга знали. Получив такое предложение, Коухлан увидел в нем шанс продвижения своей карьеры в Макларене. Он уже долго находился в тени Пэта Фрая (совсем не то же самое, что Ник Фрай из Хонды, не путайте) и Найджела Отли, которые в последней инстанции подписывали проекты преемников Макларен, а ему лишь доставалась рутинная работа. Перспектива обладания важной информацией и сведениями была соблазнительной, так что он не только не закрыл перед Степни дверь, но вскоре и начал получать такую информацию.

В то же время Степни, продолжающий поиск команды, связался с Хондой. Он попросил у Ника Фрая о рабочем интервью. Совершенно точно можно утверждать, что зимой у них состоялась «неформальная встреча», и хотя точно нельзя сказать об уровне обмена информацией на нем, очевидным является то, что разговор шел не только о погоде и преимуществах в проживании в Италии или в Англии. Конечно, Степни рассказал ему о характере информации, которую он может предложить

.

Вот почему Фрай при виде результатов Макларена подозревал, что дело не только в хорошей инженерии.

Продолжение следует

Обратите, пожалуйста, внимание, что в этом разделе снова открыта тема "Говорит Иберия. Обсуждение", где можно обменяться мнениями о статьях.

Share this post


Link to post
Share on other sites

04 – Ловушка (первая часть)

Posted on 17/01/2011by Carlos Castellá

На первом ГП сезона, в Австралии Макларен пожаловался ФИА на гибкое днище F-2007, с помощью которого можно было регулировать просвет, что, если не противоречило регламенту, то было, по крайней мере, подозрительным. ФИА уточнила правила и одобрила днище Феррари, что вызвало неудовольствие Макларена. Казалось, этот эпизод был еще одним из тех, что случаются между командами и стюардами ФИА.

Однако, как стало известно много позже, Макларен узнала о днище из сообщений по электронной почте, которыми обменивались Степни и Коухлан, информацию из которых последний распространял в Макларен. Данные были настолько точными, что даже было известно о том, что Райкконен на ГП Австралии остановится на 18-м круге, что и произошло в действительности.

Таким образом, информация циркулировала с самого начала сезона, и мы точно знаем, что в Макларене ей располагали. Но получал ли кто-то еще эту информацию? Хотя он так этого не признал, да и незачем ему было в этом признаваться, по крайней мере, публично, Фрай должен был знать о ней. Осознавая то, что получать такую информацию опасно, он сообщил об этом Жану Тодту и Максу Мосли. За два года до этого, в середине сезона Хонду поймали на манипуляциях с двойным баком. Хотя команде и было разрешено продолжать участвовать в гонках, все её очки были аннулированы.

Должно быть, Фрай хорошо об этом помнил, и понял, что ведет переговоры с человеком, объявленным вне закона в Феррари, который, возможно, продает или передает информацию в Макларен, так же, как и передает эти сведения ему самому и, возможно, кому-то еще. При таких обстоятельствах было бы естественным проинформировать ФИА об этих переговорах (хотя бы для того, чтобы самому перестраховаться), а также известить Феррари о своих подозрениях. Тодт следил за Степни, но не мог точно знать, чем тот занимается. Предупреждение Фрая могло стать решающим в этом отношении, потому что, начиная с этого момента, в Феррари уже знали, как им нужно действовать.

В 2003 году у них уже были проблемы с утечкой информации, когда два техника, Mauro Iacconi y Angelo Santini, прихватили с собой в Тойоту конфиденциальную информацию. На них подали в суд, и именно в начале 2007 года было вынесено решение о признании их виновными. Маловероятно, что при наличии такого прецедента, произошедшего недавно, Феррари бы не контролировала человека, который находился чуть ли не «под арестом». Таким образом, как только они поняли, что Степни может быть источником утечки информации, наблюдение над ним было усилено. Через пару месяцев его подозревали в попытке саботажа F2007 – в баках болидов был найден странный порошок белого цвета, но это так и осталось подозрением, которое не удалось доказать.

Если все происходило так, на март месяц мы имеем следующую ситуацию: чемпионат начался с напряженной борьбы Феррари и Макларена, что превращает их в единственных претендентов на титул. В Феррари наблюдают за Степни. Несмотря на это, тот находит способ передачи информации Кофлэну, и, возможно, кому-то еще (Хонда? Рено?), чтобы продемонстрировать, что находится в курсе всего и является лакомым куском для того, с кем он подпишет контракт.

В Феррари знают об утечке информации, но у них нет доказательств, либо эти доказательства не удается получать на регулярной основе. Они наблюдают за Степни и прослушивают его личные телефоны, но в частном порядке, без заявления в суд и без судебного разрешения. Впоследствии эта информация будет признана итальянской полицией, как имеющую юридическую силу, и она будет использована в качестве доказательств, как в суде, так и в Совете FIA. Но на тот момент эта информация была опасной и тот, кто ей занимался, должен был быть предельно осторожен. И Ник Фрай (или Хонда), оказавшись нежданно-негаданно замешанным в это, решает перестраховаться и сообщить о том, что знает Феррари и FIA. Все стороны действуют очень осторожно, потому что речь идет о подозрениях, конспирации, предположениях и признаках, но точно ничего не известно.

И вот наступает апрель месяц. После первых ГП в чемпионате перерыв, который длится почти месяц до ГП Испании в Каталонии. Но за две недели до этого на этой же трассе проводятся тесты, на которые приезжают все команды для подготовки ГП и для выполнения своей обычной работы. На этих тестах присутствует Кофлэн и, как ни странно, Степни.

Оба останавливаются в отелях, расположенных близ трассы, и договариваются 28 числа о совместном ужине вдали от любопытных глаз. Они едут в порт Барселоны, в ресторан “La Marina – Moncho’s” (см. фотографию) у отеля «Arts», где обычно во время ГП останавливается персонал Макларена. В машине, когда они ехали (или возвращались) из ресторана, Степни предложил своему другу «взглянуть» на досье, которое лежало на заднем сиденье. Кофлэн, как он заявил позже, движимый "естественным любопытством инженера», просмотрел объемное досье, состоящее из 780 страниц, и, по предложению своего друга, оставил его себе.

И они попались в ловушку.

05-blog1.jpg?w=640&h=480

Продолжение следует

Share this post


Link to post
Share on other sites

05 – Ловушка (вторая часть)

Posted on 19/01/2011

Когда Кофлэн возвращается на базу Макларена, знаменитое досье начинает вводиться в обращение и уже более-менее просмотрено некоторыми инженерами до того, как попадает в руки Джонатана Нила (“managing director” и непосредственный начальник Кофлэна). Вопреки ожиданиям Кофлэна похвалы или поздравлений от начальника, Нил приказывает немедленно уничтожить досье, перестать получать информацию от Степни, и даже угрожает разговором с Роном Деннисом.

01-2007-5.jpg?w=640&h=426

Кофлэну устанавливают предупредительную систему на электронную почту, что-то типа “firewall” для торможения потока информации от Степни, и то же самое – на его мобильном телефоне. Напуганные тяжестью событий, они хотят закрыть это дело как можно быстрее. Кофлэн наконец-то понимает, что он натворил и начинает раздумывать о своем бегстве из Макларена.

Для этого он решает сделать копию досье на носитель информации до того, как уничтожить оригинал. Зачем он это сделал? Какой в этом был смысл? Если он думал уничтожить досье, как ему приказали, незачем было переводить его в цифровой вид и делать копию. Если он не думал этого делать, то тоже не имело смысла ехать в далекий копировальный центр, чтобы снять копию: oставил бы себе оригинал, а сказал бы что уничтожил, - этого было бы достаточно. Почему он принял такое странное, оказавшееся в конечном итоге определяющим, решение?

Версия один: вскоре он понимает, что его позиция является очень слабой, что он превратился в злодея в этом фильме. Он решает подчиниться своему начальнику и сжечь досье в саду своего дома, но, движимый защитным порывом, решает снять копию, чтобы иметь доказательства в будущем. Возможно, он говорит об этом со своей женой, Труди (в таких ситуациях женщины обычно действуют более трезво), и она советует ему снять копию, но подальше от дома, где бы никто их не мог заподозрить. К несчастью именно там им встречается добропорядочный служащий, который поднимает тревогу. Не очень правдоподобно.

Версия два: когда досье уже находится в Англии, кто-то звонит Кофлэну и говорит, что знает, что у того есть досье, что он заинтересован в документах и чтобы тот сделал копию. Разговор наподобие тех, что происходят в фильмах о шпионах:

- Я знаю, что досье у тебя, сделай мне копию, и в будущем я про тебя не забуду.

- Это опасно. Как я могу снять копию, не вызвав подозрений?

- Поезжай в Cobham, в копировальный центр на улице такой-то, спросишь такого-то. Он мой друг и не будет задавать лишних вопросов.

Кофлэн заглатывает наживку, но из предосторожности, посылает Труди – он боится вызвать подозрения или подозревает за собой слежку, и не без основания.

Феррари давно следит на Степни, и ставит ему силки, послав на тесты. Хотя они и знали, что тот собирается сделать, они не помешали вывозу досье - им нужны были доказательства, которые затем можно бы было обнародовать - нужно было застать его врасплох. Степни передает досье, и те же люди (или другие), которые следили за ним в Италии, теперь следят за Кофлэном.

Те же люди приготовили ловушку с копировальным центром и ретивым служащим. Когда Трудди приезжает в Cobham (см. фото), расположенный в 30 км от их дома и в пятнадцати от базы Макларена, за стойкой находится вовсе не служащий, а частный детектив из английского агентства, нанятый адвокатами Феррари, либо их итальянскими коллегами. Затем, по возвращении досье и носителя (кажется, это были два CD), служащий пишет известный e-mail в Маранелло, начинающийся словами: «Будучи болельщиком Феррари, мне хочется помочь Вам. Я хотел предложить сделать что-то еще для мужа этой женщины, и когда я спросил её, работает ли он еще в Феррари, она мне ответила: «уже нет». Так что я начал искать в интернете и оказалось, что …»

Наконец-то у Феррари появились доказательства и скандал, необходимые для того, чтобы открыть ящик Пандоры. Как только e-mail был получен, 17 мая команда подает в суд на Степни в Италии и на Кофлэна в Англии, хотя пройдет еще месяц до того, как они заявят об этом общественности. Без сомнения, в течение этого месяца они ожидали поступления других доказательств, больших гарантий, или занимались подготовкой юридических процедур. 19 июня Феррари публично заявляет о том, что стала жертвой шпионажа.

Итак, если все случилось так, или приблизительно так, кто позвонил Кофлэну? Кто настоял на том, чтобы сделать копию именно в том центре, а не в другом? Кто мог бы попросить у него досье так, чтобы тот попался в ловушку с копированием? Кто-то из Макларена – кажется маловероятным; кто-то из Феррари – может быть; кто-то из FIA, заинтересованный в скандале - возможно, но мне так и не приходят в голову, кто конкретно в этих трех случаях мог бы убедить Кофлэна. Я знаю, про кого вы думаете – кто-то из Хонды. Но зачем? Степни очень хотел туда уйти, и, не прошло еще и десяти дней, как 1 июня в гостинице аэропорта Хитроу у него состоялось собеседование с Фраем, на которое он пришел, к удивлению Фрая, с Кофлэном. Для чего кому-то из Хонды нужна компрометирующая копия досье?

Кто это мог быть? Кто-то, кому Степни рассказал, что досье уже в Англии. Или может, кто-то, кому об этом рассказал Тодт, чьи детективы подтвердили, что досье уже там. Это могло бы быть возможным, хотя этот «кто-то» должен быть человеком большой силы, которому бы Кофлэн подчинился и принял все за чистую монету.

Хотя он и был проинформирован Тодтом, этот «кто-то», должно быть, сказал, что звонит от Степни, и Кофлэн поверил в это. Возможно, это был некто, кто при разговоре одной рукой держал телефон, а другой - удочку...

Продолжение следует

Напоминаю, что в этом разделе снова открыта тема "Говорит Иберия. Обсуждение", где можно обменяться мнениями о статьях.

Share this post


Link to post
Share on other sites

06 – Войны в Макларене

Posted on 21/01/2011

Между тем, в чемпионате все шло своим чередом. ГП Испании выиграл Масса, но на следующем этапе, в Монако, Макларен установила знаменитое выступающее переднее крыло и разом выиграла три гонки подряд, три победы, которые стали проблемой для Рона Денниса: победа Алонсо в Монако вызвала полемику, а Хэмилтон победил в Канаде и США, развязав внутреннюю войну со своим напарником.

ГП Монако оказался плохим этапом для всей команды Макларен, несмотря на дубль. Победу одержал Алонсо, следом за ним – Хэмилтон. Однако ученик, приезжающий на подиум в каждой гонке, начинал наглеть и заявил, что ему изменили гоночную тактику, для того, чтобы поспособствовать Алонсо. Эти разговоры, будучи насколько верными, настолько и ненужными, вызвали ярость английской прессы, направленную на Денниса. СМИ были абсолютно влюблены в своего нового феномена, и для них Алонсо был всего лишь помехой.

Против английской прессы – испанские СМИ, коллектив, который Рон Деннис не переваривал: привыкший побеждать своих сородичей спесивым глаголом и риторическими фразами, полными надменности, он не знал, как обращаться с этими непочтительными незнакомцами, которые за несколько лет стали хозяевами доброй части паддока, и которые горой встали на защиту своего соотечественника. Так же, как и британская пресса защищала своего.

Победа Хэмилтона в Канаде стала еще одним шагом в этой борьбе, ведь это была первая победа англичанина, и она стоила того, чтобы её отпраздновать. Но последующая победа в Индианаполисе, состоявшаяся всего лишь через неделю, где он по всем правилам побил Алонсо, стала окончательным началом войны с непредсказуемыми последствиями, имевшей место внутри и вне команды.

Вдобавок ко всему этому, доминирование Макларена подтвердило Тодту факт утечки информации: было очевидным, что Макларен не только хорошо ехал, но и нашел отличное решение для носовой части болида – в месте, предполагавшем самый большое объем работ в связи с переходом на Bridgestone. Имело значение и то, что улучшение в работе Макларена произошло как раз после известных тестов в Монтмело. Таким образом, Феррари решила обнародовать ситуацию и заявила о том, что стала жертвой шпионажа.

Через несколько дней после той гонки (Индианаполис), имел место один из самых несообразных фактов: известно, что когда 15 июня полиция вошла в дом Кофлэнов, расположенный в Lighwater, и который назывался The Band («Банда» - ничего себе, предвещающее название!), она нашла там известную документацию. Это уже верх абсурда. Если это так, то, надо думать, что английские супруги (на неё тоже подали в суд) были совсем уж тупыми, потому что то, что они не уничтожили досье или не спрятали его в надежном месте ни до, ни после копирования или оцифрования, совсем не укладывается в голову. Ведь на них подали в суд 17 мая, почти за месяц до этого. Мы еще к этому вернемся.

Еще через несколько дней (21 июня) начинается судебное расследование в отношении Степни в Италии. 3 июля англичанина, будучи уже обвиняемым, увольняют из Феррари (теперь да, теперь уже есть доказательства), и в этот самый день Макларен выпускает информационное сообщение, в котором признает, что один из сотрудников команды (без упоминания имени) был уволен по причине причастия к делу о шпионаже Феррари. На следующий день FIA начинает свое собственное расследование.

С этого момента начинается длительная и запутанная война сообщений и заявлений, а также судебных процессов. На ГП Великобритании (8 июля) в паддоке не говорят ни о чем другом, несмотря на то, что, благодаря последовательным победам Райкконена во Франции и Великобритании, он становится лидером чемпионата. Все боятся, что обстоятельства такой тяжести могут заставить Макларен уйти из чемпионата. Экклестон, который, по-видимому, в первый раз не может держать под контролем дело такой важности, говорит, что в какой-то степени будут наказаны пилоты, на что Мосли отвечает, что решение является компетенцией Всемирного Совета FIA, что бы ни говорил Экклестон (который является членом этого Совета).

В течение нескольких недель (когда проводится Гран При Европы в Нюрбургринге, где у Хэмилтона происходит авария в классификации, имеет место «инцидент с краном», и в конце концов победу одерживает Алонсо, следом за ним – Масса, с последующей дискуссией между ними перед камерами) постоянно появляются новости и их опровержения. Деннис снова и снова утверждает, что в деле замешан только Кофлэн, что Джонатан Нил его сразу остановил, и что в машинах Макларен и Феррари совсем нет схожести, что это разные конструкции, и что возможная информация совсем не имеет ценности.

На предварительном слушании дела в суде Лондона сам Кофлэн заявляет, что получил досье от курьера, что говорил о нем с некоторыми инженерами Макларена, и что никто не проявил к нему ни малейшего интереса. Что виновным является он и только он, и что он готов взять на себя вину и все последствия.

Что заставляет меня думать, что досье находилось у него дома для того, чтобы его нашла полиция. Будучи связанным по рукам и ногам, у него не оставалось другого выхода, как придти к соглашению с Роном Деннисом и принять всю вину на себя, чтобы не только избавить Макларен от дискредитации, но и даже для того, чтобы спасти будущее компании, Рона Денниса и свое собственное. Только так можно объяснить факт нахождения досье у него дома. Никаких других разумных объяснений не существует. И более чем вероятно, что он взял все на себя в обмен на хорошую компенсацию.

Однако было ли это достаточным для того, чтобы спасти Денниса? Феррари была ранена и жаждала мести. Кроме того, у кое-кого появилась возможность покончить с одним из своих самых главных врагов. И Макс Мосли решил пленных не брать.

Продолжение следует

Share this post


Link to post
Share on other sites

07 – Джентльмены за круглым столом

Posted on 24/01/2011by Carlos Castellá

26 июня, четыре дня спустя после гонки в Нюрбургринге, в Париже собирается Всемирный Совет FIA для вынесения решения по делу. После того, как были заслушаны стороны и их аргументы, Совет приходит к заключению, что Макларен виновна в шпионаже, но, за отсутствием доказательства использования информации в свою пользу, наказана быть не может. Феррари и Тодт недовольны, а Деннис вздыхает с облегчением - наконец-то хоть одна хорошая новость после нескольких месяцев неприятностей и проблем.

Однако, я думаю, что так нам подали эту новость. А что, если было что-то еще, то есть, что-то, что произошло до Совета, и когда они пришли на Совет, соглашение между ними уже было достигнуто? Если это было так, к какому соглашению они пришли?

Сейчас я буду исходить из абсолютного предположения, я это делаю, потому что мне так проще объяснить. Давайте представим, что за день до Совета за тем же столом собираются все вовлеченные стороны, чтобы придти к соглашению: Мосли, Экклестон, Тодт, Деннис и Фрай.

Все согласны с тем, что Фрай проявил себя на высоте в этой ситуации, смыл свое прошлое пятно, и достоин признания. Но в этом случае премией являются не деньги - обычный способ разрешения конфликтов, используемый Экклестоном. У Фрая не финансовые, а технические проблемы, и поэтому Феррари является той стороной, которая выдает премию: команда не будет препятствовать заключению контракта с Россом Брауном, который доволен этой операцией, позволяющей ему освободиться от Феррари, несмотря на многочисленные слухи о том, что он метил на место Тодта.

Если бы он хотел занять эту должность, как об этом говорили, он бы не согласился уйти, я остался бы ждать должности. Браун хотел окончательно покончить с Феррари и, возможно, используя свой авторитет, активно поучаствовал в кое-каких эпизодах, рассказанных до этого. Не будем забывать о том, что Степни был его доверенным лицом, и как Степни, так впоследствии и Кофлэн, хотели уйти в Хонду, где, в конечном итоге, и оказался Браун. Поэтому я подозреваю, что он был согласен с Тодтом, который помогал ему освободиться от возможных контрактных обязательств с Феррари, и с Фраем, который помогал ему обеспечить будущее.

И поэтому я думаю, что он каким-то образом был задействован и способствовал тому, чтобы все шло в правильном направлении, соблюдая как свои интересы, так и интересы Тодта и Фрая. Это могло бы объяснить тот факт, что посредственный руководитель Хонды оставался на своей должности, несмотря на то, что при нем команда пошла ко дну. Он остался, и когда команда стала называться Браун, он и сейчас там, в команде под вывеской Мерседес. Все услуги оплачиваются, и все секретные соглашения выполняются.

Выяснив вопрос с Хондой, который был самым простым, остальным присутствующим на нашем вымышленном собрании предстоит найти формулу, удовлетворяющую FIA и Феррари. Мосли хочет исключить Макларен на два года (которые в действительности он просит для Денниса, являющегося его целью), но Экклестон решительно возражает. Сезон получается очень интересным, "рождение" Льюиса Хэмилтона повысило внимание СМИ к чемпионату, рейтинги - до небес. Он даже думать не хочет о том, что произойдет, если Макларен будет дисквалифицирован.

Это исключение из чемпионата стало бы огромным минусом Формуле 1 во многих аспектах. В команде появился арабский капитал и сильные спонсоры, такие, как Водафон и Банко Сантандер. К таким компаниям Экклестон относится очень бережно, так как знает, что за ними - будущее. Их потеря вследствие исключения Макларена стала бы очень сильным ударом, как в финансовом плане, так и плане имиджа для других потенциальных, заинтересованных в этом бизнесе, компаний.

Кроме того исключение Макларена на два года могло бы означать её исчезновение как компании, то есть около тысячи прямых сотрудников очутились бы на улице, плюс те, кто связан с компанией косвенно. Экклестон и Мосли знали, что если они это сделают, им обязательно нанесут визит с требованием объяснений представители английского правительства, и, может даже и ЕС, с которым у них уже были кое-какие тяжбы. Кроме того, на улицу может быть выкинут не кто иной, как Льюис Хэмилтон.

Деннис отдает себе отчет в ситуации, и потому уже несколько гонок, прямо или косвенно, благоволит Хэмилтону. Он знает, что Экклестон предпочитает англичанина в качестве чемпиона, и, когда придет момент, он его защитит, что маловероятно в случае с Алонсо. Подозрительно, что Хэмилтон начинает побеждать на американском этапе (Канада-США), именно в тот момент, когда Феррари начинает афишировать случай шпионажа. Кроме того, все британские СМИ и добрая часть мировых на стороне нового феномена (что естественно – новинки хорошо продаются), и служат ему охранительным щитом.

Поэтому Деннис так настаивает на том, что нельзя идти против него и против команды, что ошибки или преступления одного человека нельзя навешивать на всю компанию. Однако и Феррари настаивает на том, что позиция Макларена непоследовательна, так как то, что информация находилась в их распоряжении, позволило им выиграть во времени и посвятить его другим разработкам, не считая морального ущерба и тех последствий, которые вызвал бы факт победы «мошенника» в чемпионате.

В такой ситуации есть только один выход: Феррари должна выиграть чемпионат, или, другими словами, Макларен, оба пилота которого находятся в зачете далеко впереди, должен его проиграть. Это был бы не первый случай – Тодт, Браун и Шумахер уже сделали это в 1999 году, когда команда выиграла КК, а они устроили все таким образом, чтобы Эдди Ирвайн не смог выиграть ЛЗ. Это бы удовлетворило все стороны: Экклестон сохранил бы интерес к чемпионату, даже за счет того, что Хэмилтон бы проиграл титул (у него еще будет время победить, а в третьем титуле Алонсо он был незаинтересован); Феррари бы выиграла чемпионат, была бы удовлетворена, а Тодт смог бы уйти; Макларен сохранил бы команду и компанию, и мог бы закрыть эпизод.

Оставался только Мосли, который был против во имя законности спорта, но, в конце концов, Деннис предлагает ему свою премию: если тот принимает соглашение, он берет на себя проигрыш в чемпионате и через год уйдет.

Мосли соглашается. Совет FIA можно начинать.

Продолжение следует

Share this post


Link to post
Share on other sites

08 – Камешек в ботинке

Posted on 26/01/2011by Carlos Castellá

После заключения соглашения Деннису нужно разработать стратегию для проигрыша. Убедить людей в том, что это единственный выход, будет нелегко, но, принимая во внимание, что все это ради спасения компании и сохранения рабочих мест, самые близкие к нему люди соглашаются помочь в осуществлении этого плана. Для того чтобы все хорошо вышло, необходимо в последней гонке иметь шансы на титул, а потом проиграть чемпионат.

Это помогло бы избежать подозрений и поддержало бы спортивный интерес, отвлекая его от других дел. Как болельщики, так и, в особенности, спонсоры и инвеститоры (во главе с Мерседесом, который, как ни странно, был нем в течение всего процесса) примут возможность поражения в спортивной борьбе, если проиграть с честью и достойно.

Два или три человека должны были быть в курсе, остальной персонал, должно быть, работал в абсолютно нормальном режиме, следуя планам работы и развития. Любое изменение вызвало бы подозрения, а в таких случаях никакая предосторожность не является лишней, да и не было уверенности в абсолютной преданности всех. Поэтому все должно оставаться по-прежнему, и, в ожидании подходящего момента, не должно быть заметно никаких изменений.

Деннис знает, что когда такой момент настанет, он сможет заставить сотрудничать Хэмилтонов, если это будет нужно. Льюис не будет проблемой, с Энтони, который постепенно превращается в медийную фигуру, наполовину обожествляемую, наполовину ненавидимую, будет посложнее, но это не невозможно. Когда придет время, он заставит его понять, что таковы обстоятельства, и тому ничего другого не останется, как принять их.

Но вот другой пилот…. это да, это камешек в ботинке. Хэмилтонов можно убедить, взывая к их корпоративному духу, аргументируя тем, что они всем должны Макларену и поэтому пришло время отдать долги за все, что команда сделала для них за эти годы. Можно подавить им на совесть возможностью сохранить рабочие места всех сотрудников, которые обожают Льюиса. В общем, ради дела от них можно добиться сотрудничества.

Но все эти истории с Алонсо не пройдут. С тех пор, как пару месяцев назад он пришел в команду, дела сразу пошли не так и очень скоро отношения стали портиться. Излишне саксонская атмосфера, «влюбленность» всей команды в Хэмилтона, скорая очевидность того, что команда предпочитает британца, необходимость Дениса благоприятствовать Льюису, чтобы снискать поддержку Экклестона, и постоянное присутствие Энтони, оказывающего влияние и накручивающего в пользу своего сына, - все это изолировало Алонсо, и он очутился в холодной, даже враждебной обстановке по отношению к себе.

Он привык к более «латинским» отношениям и командам, и жесткость Макларена и самого Рона Денниса, который, ко всему прочему, не сумел справиться с ситуацией (опыт с Сенной и Простом, по-видимому, его ничему не научил), вызвала отчуждение почти с самого начала.

Поэтому моральными и корпоративными воззваниями его не убедишь, скорее наоборот: ведь с самого начала он чувствовал себя никем в команде и его игнорировали, его, с которым подписали контракт, как с двукратным чемпионом мира, для того, чтобы снова направить дрейфующую команду, которую он помог вернуть на победный путь. Кроме того, с Алонсо пришли хорошие спонсоры, так что моральный долг, в любом случае, был у другой стороны.

И ко всему, он отставал от Хэмилтона на два очка в ЛЗ, далее за ним шли пилоты Феррари. Тактика Денниса для осуществления плана могла быть только одной: сначала отцепить Алонсо, для того, чтобы титул разыгрывался между Хэмилтоном и одним из пилотов Феррари, а потом, по ходу дела, решить, как остановить Хэмилтона. Но сначала следовало затормозить Алонсо. В обстоятельствах холодной войны в команде, это было единственным реальным выходом.

При таких обстоятельствах начинается ГП Венгрии. Все, что произошло в субботу, известно с избытком: Хэмилтон не подчиняется приказу пропустить Алонсо. Когда тот заезжает для смены шин, ему ставят заведомо ошибочные. Астуриец не двигается с места и требует другие шины, тем самым препятствуя Хэмилтону вовремя сменить свои. Несмотря на давление, Алонсо завоевывает поул, а затем, перед телевизионными камерами в парке контроля, отказывается приветствовать Денниса.

Ситуация в Макларене находится под большим давлением. Возможно, сейчас Деннис понимает, что разъяренный и раненый Алонсо является еще лучшим пилотом. По крайней мере, он способен выдать такой поул, как тот: за минуту до того, как броситься в атаку, он удостоверяется, что команда полностью против него, и они этого даже не скрывают. Многие в такой ситуации упали бы духом, но у него все наоборот – он проезжает невероятный круг, благодаря которому и зарабатывает поул.

Кроме того, Хэмилтон наплевал на приказы Денниса по радио, и они поругались. В первый раз пилот-фаворит команды осмелился противостоять ему, он начинает наглеть – и в самый неподходящий момент. Все идет наперекосяк, и последующая пресс-конференция подтверждает стычки между сторонами: Льюисом и Фернандо, Фернандо и Роном, между британскими и испанскими СМИ… Это война.

Именно тогда появляется несчастный спортивный стюард, Tony Scott Andrews, кому Макс Мосли поручает особое наблюдение за Маклареном и его пилотами. Мосли знает о плане Денниса, но не доверяет своему врагу, так что поручает стюарду быть в курсе всего. Ввиду событий, тот решает вынести невероятное наказание Алонсо – пять мест на стартовой решетке, нарушив тем самым все правила, и никто (Мосли, ФИА, Экклестон) и слова не говорит. Это обеспечило победу Хэмилтону, Райкконен стал вторым, а Алонсо четвертым. Решение и результат были на руку Деннису и всем остальным вовлеченным, и вписывались в его стратегию: сначала потопить Алонсо, а там посмотрим.

Однако, в воскресенье утром перед гонкой происходит из ряда вон выходящее событие: разъяренный Алонсо входит в офис Денниса, ругается с ним и с Мартином Уитмаршем и угрожает послать в ФИА компрометирующие мейлы, которые были у него в компьютере, доказывающие факт получения Маклареном информации начиная с февраля месяца. Я не знаю, как и по какой причине начался спор (настаиваю на том, что никакой информации, заслуживающей доверия, об этом нет), но фактом является то, что по окончании разговора Деннис пугается и совершает ошибку – звонит Мосли. Он говорит о том, что у одного из пилотов команды есть такая информация, что он сам ничего об этом не знает, что Макларен всегда сотрудничала в расследовании и продолжает сотрудничать, что и доказывает его звонок.

Через пару минут после этого менеджер Алонсо говорит с Деннисом и уверяет того, что все это было «сгоряча», что, конечно же, Алонсо ничего из того, что ему сказал, не сделает. Деннис снова звонит Мосли, чтобы об этом рассказать и объяснить, что все это было ложной тревогой.

Но Мосли это не проглатывает.

Продолжение следует

Share this post


Link to post
Share on other sites

09 – Отель «Конрад-Хилтон», Стамбул

Posted on 28/01/2011

23 августа Формула 1 в своем составе уже находится в Стамбуле для проведения турецкого ГП. Команда Макларен останавливается в отеле «Конрад-Хилтон», и в одном из его залов Рон Деннис проводит длительные собрания с обоими пилотами, хотя и с каждым по отдельности.

Эти разговоры проводятся для того, чтобы успокоиться, взять в руки ситуацию и подписать, если не мир, то перемирие. Он гарантирует обоим равноправие на оставшийся сезон (и возможно, это правда – для него было ясно, что никто и них не станет чемпионом). На следующий день он объясняет это журналистам, заявляет, что проблемы с пилотами не настолько серьезны, что они были преувеличены прессой - естественно, всегда виноват гонец.

Однако собрания Дениса длились в тот четверг 23 числа с 14.00 по 20.30. За шесть часов с половиной можно о многом поговорить. Несложно предположить, что переговоры были не такими дружескими, как он хотел представить. Выговор Хэмилтону, должно быть, был серьезным, там периодически участвовал и Норберг Хауг. Льюиса, по-видимому, хорошо отчитали, и дали ясно понять, кто отдает приказы в команде, и что произойдет, если он еще раз осмелится дерзить своим шефам по радио или не подчинится им.

Деннис должен быть уверен, что в следующий раз, когда он отдаст приказ, пилот выполнит его беспрекословно, потому что рано или поздно ему придется отдавать необъяснимые приказы, и нельзя допустить, чтобы пилот их оспаривал. На кон было поставлено слишком многое.

Разговор с Алонсо, возможно, был намного спокойнее. Разрыв между ними был абсолютно ясен, так что не стоило и пытаться поменять ситуацию. В любом случае, они говорили об условиях расторжения контракта в конце этого года, забыв про еще два года, на которые он был подписан. Ни одна из сторон не хотела продолжения, так что, чем раньше они придут к договоренности по этому вопросу, тем лучше. Пожалуй, они даже говорили о том, как закончить сезон в мире и спокойствии, потому что впоследствии Алонсо сделал несколько успокаивающих заявлений, в которых избегал любой полемики.

У астурийца был план: выиграть чемпионат 2007 года, уйти в Рено на 2008 переходный год, а затем в 2009 перейти в Феррари. Его друг Бриаторе уже готовил ему место, хотя Рено и хотела контракт на два года, а возможность перехода в Феррари не была такой ясной при Тодте, находящемся там. Возможный уход француза в конце сезона мог бы открыть ему путь. Если не в 2009, то в 2010 году – в Рено было неплохо несмотря на то, что команда полностью потеряла конкурентоспособность, и по поводу его возвращения никто не скривил лицо.

В воскресенье Феррари делают дубль, Хэмилтон проколол шину и закончил пятым, Алонсо взошел на третью ступень подиума. Расстояния в ЛЗ ужались, а сам зачет многое обещал. Все было хорошо, все казалось спокойным до следующего ГП Италии. И несмотря на это...

Несмотря на это Макс Мосли не мог сидеть смирно, и последний день августа посылает письмо пилотам Макларена, в котором пишет, что если у них есть какая-либо важная информация по делу о шпионаже, их обязанностью является сообщить ему о ней. Кроме того, он гарантирует им неприкосновенность, если содержание такой информации может причинить им вред. Снова открывается ящик Пандоры, и, ввиду этого запроса, Рон Деннис просит своих пилотов, чтобы они не отвечали, или чтобы сказали, что они ничего не знают. По-видимому, так и ответил Льюис, подчиняясь приказам шефа, но сначала Алонсо, а затем и Педро де ла Роса выполняют требования и посылают свои мейлы. Возможно, такое решения тяжело им далось, но, как сказал сам Алонсо, если Президент FIA направляет запрос члену федерации, у того не остается другого выхода, как ответить на него.

Имея в своем распоряжении компрометирующие документы, Макс Мосли наконец может надеть свою маску Справедливого Мстителя и предстать перед публикой в образе защитника и спасителя Формулы 1 - его навязчивой идеи последних лет. Он и только он является гарантом будущего Чемпионата, и без него мы бы все были потеряны. Наконец-то он нашел еще дымящийся пистолет, которого ему не хватало - до этого момента он шел вслед за событиями, теперь же он будет главным героем.

В паддоке Монцы было заявлено о новом витке ситуации. Положение у Денниса отчаянное, ведь именно сейчас открылось, что обмен сообщениями между Степни и Кофлэном начался в феврале, что после мартовских тестов в Бахрейне у Макларена было много информации о Феррари, и что все данные, что поступали, были использованы для испытаний и сравнений на симуляторе. То, что Деннис отрицал на протяжении нескольких месяцев, сейчас оказалось абсолютной правдой.

По требованию Федерации Италии, FIA созывает Апелляционную Комиссию для пересмотра постановления Совета, на котором с Макларена были сняты подозрения. Созыв этой Комиссии, состоящей из пяти независимых юристов, был сразу же отменен, и в тот же день (13 сентября) созывается новый Всемирный Совет для пересмотра ситуации в свете новых данных.

В воскресенье Алонсо дает мастер-класс и не только побеждает Хэмилтона, но и тот, в свою очередь, за пару кругов до финиша, - Райкконена. С Массой, вне гонки и вне борьбы за титул, кажется, что Феррари не сможет выиграть этот чемпионат, какие бы соглашения ни были заключены. Это наделяет еще большей силой Мосли в борьбе против Денниса: он знает, что ему представился для этого хороший шанс.

В довершение всего, в пятницу в моторхоме Макларена для вручения судебных повесток появляется итальянская полиция. Ситуация так накалена, что даже уже пошли слухи о том, что, судя по положению вещей, Макларен может не принять участия в следующем ГП Бельгии 16 числа, потому как сейчас-то Денниса поймали, да и еще с отягощающим обстоятельством: ведь он раз за разом врал о своей невиновности.

Как сказал Экклестон, «Деннис хотел заставить нас поверить, что он девственница, тогда как его беременности было уже восемь месяцев».

Продолжение следует

Share this post


Link to post
Share on other sites

10 – Дорогой в Бразилию

Posted on 31/01/2011

Новое заседание Совета подтвердило все известные факты, и потому Мосли требует полного исключения Макларена на сезоны 2007 и 2008 года. На совещании после предъявления всех доказательств, полностью обличающих Педро де ла Роса, поскольку именно его мейлы были самыми компрометирующими – в них речь шла о Степни и Кофлэне и об их дружбе, вина Макларена была полностью доказана.

Однако тут уж Берни Экклестон поднял руку и сказал, что он, от имени FIA, продает чемпионат с 22 машинами, а если их окажется меньше, это будет нарушением заключенных контрактов. Представитель Бразилии сказал, что не представляет, что будет, если на гонку не приедет Макларен - судьба титула была уже решена. И английские и испанские представители, естественно, мели в свою сторону.

В конечном итоге Совет вынес постановление о штрафе Макларен в сумме 100 миллионов долларов и об исключении команды из КК. Эта огромная сумма будет распределена между остальными командами и FIA. Согласно Мосли, деньги будут использованы для программ поддержки молодых пилотов и для других инициатив, о которых после этого ничего больше не было слышно, ни о них, ни о деньгах. Скажу даже больше - больше ничего не было слышно не только об этом, но и о штрафе.

Такая тишина вызывает множество вопросов: что произошло со штрафом? Как его выплатил Макларен? Когда? Кому? Как команда смогла продолжить работу, не потеряв ни капельку конкурентоспособности – они ведь выиграли титул в 2008 году? Как получилось, что выплата 15.000 миллионов песет не сказалась на них? Как бы состоятельна ни была компания, финансовые издержки такого масштаба не могли не проявиться в незамедлительных последствиях.

Я предполагаю, что этот штраф так и не был оплачен. Совет озвучил эту цифру и сделал это публично, но «забыл» сказать о маленькой оговорке: сумма штрафа выплачивается в случае… если Макларен будет пытаться выиграть чемпионат, нарушая тем самым свое слово. Команду исключили из КК, таким образом, у неё были конфискованы миллионы долларов, причитающиеся ей по итогам зачета. Эти деньги, как уже сказано, были распределены между остальными командами, которые, получив неожиданный бонус, и рта не раскрыли и предпочли смотреть в другую сторону.

Но выплата остатка суммы штрафа (возможно, более половины – около 60 миллионов) зависела от того, что будет дальше: если Деннис сдержит свое слово (ведь Монтедземоло и Тодт не уступили своей позиции и, казалось, были даже расстроены новым постановлением Совета), никто не истребует с них выплаты остатка суммы. Только так можно объяснить тот факт, что, начиная с этого момента, Райкконен выигрывает три гонки из оставшихся четырех, а проигрыш на одном этапе был обусловлен очередной тактической ошибкой команды.

Если бы все произошло не так и даже не приблизительно так, Деннису совсем не нужно было тянуть вниз результаты к ЛЗ: КК был уже проигран, штраф оплачен – ему незачем было соблюдать заключенное соглашение. Его стремление выполнить договор должно было обуславливаться получением выгоды, заключающейся и в этот раз спасением Макларена. Если бы он выплатил эту астрономическую сумму, это бы сильно сказалось на команде. И, несмотря на то, что Макларен потеряла много денег, неполучение большой суммы – это не то же самое, что выплата огромной.

Поэтому в Бельгии Мосли и Деннис даже запечатлелись на фотографии с дружеским пожатием рук: один из них был наполовину удовлетворен пощечиной, которую удалось дать врагу, а второй – в ожидании возможности отомстить. Именно тогда Монтедземоло, очевидно довольный развитием событий, объявляет, что посвящает только что выигранный командный титул "сотруднику английского копировального центра».

Между тем обстановка в Макларене снова стала взрывоопасной. Деннис назвал Алонсо и де ла Росу доносчиками, публично сообщил о событиях, произошедших в воскресенье в Венгрии (включая и свой звонок Мосли, послуживший детонатором), и ситуация снова накалилась до предела. Алонсо заявил, что не доверяет своей команде, подозрения в саботаже (как, например, давление в шинах) были на повестке дня, а также сказал, что «если кто-то думает, что Макларен оштрафовали из-за двух мейлов, то он ничего не знает», прямо намекая на то, что это послужило лишь предлогом, а политические войны между Денисом и Мосли уходят корнями глубоко в прошлое.

Гонку в воскресенье выиграл Райкконен, Алонсо занял второе место после смелого и отчаянного маневра с Хэмилтоном, который он провел от старта и до Radillon, ясно давая понять англичанину, что не предоставит тому ни малейшего шанса. Личный зачет пилотов выглядел таким образом: Хэмилтон 97, Алонсо 95 и Райкконен 84. Казалось, это было внутренней дуэлью Макларена, но итальянская пресса во всю поддерживала финна – они были уверены, что он сможет догнать лидеров.

Я бы сказал, излишне уверены, потому что за три гонки до конца чемпионата (Япония, Китай и Бразилия), это казалось трудновыполнимым. Но я и не отрицаю, что трасальпийские журналисты могли «пронюхать» или узнать что-то. В конце концов среди них были ветераны, которые еще помнили о приказе Энцо Феррари, который предпочел проиграть чемпионат из-за принципов (когда-нибудь я напишу об этом), и многие из них помнили об Ирвайне, когда командование Феррари подарило титул Макларену. Должно быть, не у одного из журналистов закрадывалось подозрение, что сейчас будет наоборот.

Япония стала дождевым уик-эндом начиная с субботы и тех первых кругов под SC. Райкконен и Феррари ошиблись с тактикой (в очередной раз), Алонсо под дождем вылетел с трассы. Было ли это его виной или здесь были задействованы некие внешние факторы? Давление в шинах или что-то похожее? Я думаю, что нет, потому что он уже в течение многих кругов был на трассе. Алонсо вылетел, потому что рано или поздно он должен был совершить ошибку, которую Деннис со своими людьми так ждал и провоцировал своим отношением к нему. Наконец-то он "отстал», да ко всему - благодаря своей собственной ошибке. Ни законные представители FIA, ни испанские журналисты, ни стюарды FEA не смогут ничего доказать. Наконец-то они «отцепили» Алонсо, и если Феррари выполнит свои обязательства и больше не будет делать глупостей, Райкконен обойдет его в ЛЗ.

Таким образом, оставалось только выполнить вторую часть плана, но после победы в Японии преимущество Хэмилтона над Райкконено возросло до 17 очков (и 12 над Алонсо), так что почти единственным шансом был сход британца в двух последних ГП - что-то немыслимое, принимая во внимание его траекторию и надежность до настоящего времени Макларена. Казалось невозможным, что Хэмилтон не закончит на подиуме, по крайней мере, в одной из оставшихся гонок. Это было бы невероятным - ведь до этого у него не было ни одного схода, и только лишь один раз он не завоевал очков в гонке.

Но Деннис все равно должен был сделать это, он должен был остановить Хэмилтона, это было делом его жизни. Как он это сделал? Поговорил с ним и объяснил, что он должен проиграть титул? Следующее ГП в Китае было предпоследним в сезоне. Известный ГП в Китае, стране странных обычаев, с анахронической политической системой и многими и разными культами и религиями, иконами и святыми, принадлежащими не знакомой нам философии, такими как Будда, Конфуций или Санганчао*...

Продолжение следует

*Расскажу о Санганчао тем, кто не знает или не помнит (в свое время, помнится, я уже писала про это). Во время известного ГП Хэмилтон застрял в гравийной ловушке. На испанском телевидении Формулу 1 комментировали в то время Антонио Лобато и Гонсало Серрано. Вся Испания прилипла к телевизорам в ожидании чуда. Когда Хэмилтон вылетел, Серрано очень эмоционально закричал: "Se ha enganchado" - "Застрял", стало быть, по-русски. Это надо было слышать (первые секунд 25):

«Se ha enganchado», если произносить это быстро, как делает Серрано, похоже на «San Ganchao» - игра слов, как видите. «San» - «святой». Таким, образом, в Испании появился Санганчао, святой-покровитель Формулы 1, чудес в ней и гравийных ловушек, в частности, в образе которого в интернетах выступает сам Гонсало Серрано. Примерно так:

sanganchaofx1.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

11- Парковщик

Posted on 02/02/2011

В отеле «Конрад-Хилтон» Рон Деннис, возможно, с кем-то еще из команды, дал ясно понять Льюису Хэмилтону, какова его роль, и что они ожидают от него после его непослушания в Венгрии: беспрекословного выполнения всех полученных приказов, какими бы они ни были.

И Хэмилтон вместе с его папой вынуждены были опустить голову, согласиться и молчать. Они начинали пьянеть от успеха, и Деннис не мог этого позволить, тем более в такой сезон, каким был тот. В то время как он вынужден был продолжать рисковать своим престижем и достоинством для спасения дела своей жизни, плюс неприятности в личной жизни - жена подала на развод в тот его "ужасный год", эти двое превращались в мировые медийные фигуры невиданного до этого масштаба. Он должен был прояснить ситуацию между ними, и он это сделал.

Написав до сих пор и после долгих размышлений, я прихожу к выводу, что Хэмилтон не знал, что он не выиграет чемпионат. Я думаю, что слишком многое было на кону, и Деннис не мог отдать судьбу всего в руки 21-летнего парня, и не мог, в какой-то мере, доверять его отцу. Так что стратегия до начала ГП Китая должны была быть иной: они убедили Хэмилтонов, что, хотя это математически и возможно, было очень опасно выиграть титул за гонку до гонца чемпионата.

Аргументом ему могло служить то, что победа в Китае вызвала бы ярость Феррари, которая, без сомнения, представила бы какой-либо протест, который бы Мосли и Scott-Andrews приняли бы с большим удовольствием. И что было бы хуже - Эккслестон, его главный покровитель, не возражал бы: ведь в его интересах розыгрыш титула в последней гонке. Что-то похожее уже произошло в 1999 году, когда FIA аннулировала решение собственных стюардов, исключивших Феррари, возвратив команду в зачет для того, чтобы судьба титула решилась в последней гонке в год Ирвайна. При исключении команды Хаккинен уже был бы чемпионом, но Экклестон и Мосли умудрились отменить решение собственных сотрудников. При таком прецеденте и в свете всего, что произошло за этот сезон, Деннис не хотел еще одного судебного спора с FIA, так что было бы лучше, если все будет выглядеть естественно.

Таким образом, не так уж нелепо было бы думать о том, что их убедили, что с преимуществом в 17 очков не так уж страшен сход в Китае, и что все разыграется в последней гонке. Они должны были предвидеть несколько возможностей для этого, но наверняка в четверг при традиционном обходе трассы они внимательно изучили гравийную ловушку при заезде в боксы. Там было бы наиболее просто и удобно запарковаться без лишнего риска, как физического для пилота, так и механического для болида.

И когда в гонке, несмотря на то, что Хэмилтона продержали на трассе на несколько кругов больше рекомендованного с изношенными шинами (в ожидании прокола, который так и не случился), Льюису сказали, чтобы он действовал согласно плану (не знаю, плану А, В или С, но точно то, что он был предусмотрен), Хэмилтон направился на съезд в боксы, но не повернул, а продолжал ехать прямо до того, как смог запарковаться на этом импровизированном «паркинге» и оставить болид там.

Любой пилот, даже не Формулы 1, а любой другой серии, просмотрев видео, подтвердит то, о чем многие из нас думали в тот момент и продолжают думать каждый раз, когда смотрят видео его вылета: Хэмилтон едет прямо к своей цели, которая является той гравийной ловушкой. Кроме того, когда болид уже находится в ней, он делает последнее, что должно делаться в таких обстоятельствах: сильно газует, потому что тогда машина садится днищем на гравий и уж точно застревает.

Более того: через несколько минут Хэмилтон уже на мостике улыбается и приветствует сотрудников, безусловно, довольный отличным исполнением плана. Пилот, совершившему такую грубейшую ошибку, закрылся бы в моторхоме и закрылся бы в себе, ему было бы нужно время, чтобы осознать свою ошибку и её последствия, и он не вышел бы до того, как восстановилось бы его душевное равновесие. Также ему нужно время, чтобы служба связей с общественностью его проконсультировала о том, что надо говорить.

Сравните его отношение с отношением Марка Уэббера в Корее после вылета: это было отношение, гораздо более свойственное пилоту, который только что потерял половину своих шансов на титул. Естественно, Хэмилтон не думал, что он что-то потерял, просто это был план для того, чтобы сделать последнюю гонку более захватывающей, а свой титул - более достойным. Он продолжал лидировать со 107 очками против 103 Алонсо и 100 Райкконена. Это было легко, очень легко.

Итак, с полной верой в себя и в команду, он подготовился к последней гонке чемпионата, в которой был явным фаворитом, несмотря на то, что напряжение в Макларене было все таким же сильным. Обмен обвинениями между Деннисом и Алонсо продолжался от гонки к гонке, англичанин даже заявил, что они боролись с Алонсо, а не с Райкконеном, намекая на то, что астуриец является основным соперником Хэмилтону, для титула которого он станет наибольшим препятствием. Изощренная форма для признания того, что Макларен проиграет чемпионат по своей собственной вине, а не из-за секретных соглашений и темных схем, – потому что Алонсо настроен на это. Так у английской прессы появится еще больше, если это возможно, уверенности в имени виновного в том, что должно произойти.

До гонки, видимо, Хэмилтона хорошо проинструктировали о настоятельной необходимости в нажатии кнопки такого-то цвета, когда ему скажет об этом его инженер. Однако в этом чуть не отпала необходимость, так как на старте они с Алонсо чуть не сталкиваются, что отбрасывает его на несколько позиций. Но он все еще ехал слишком близко от первых позиций, и было крайне необходимо, чтобы он был от них подальше, чтобы в случае победы Райкконена в гонке тот выиграл бы и чемпионат. Так что, когда ситуация стабилизировалась, на мостике, должно быть, подумали, что настал подходящий момент: инженер отдает приказ, и Льюис нажимает злосчастную кнопку такого-то цвета.

После разговора в отеле Турции Хэмилтон больше не нарушил ни одного приказа. Его послушание только что стоило ему титула.

Share this post


Link to post
Share on other sites

12 – Эпилог

Posted on 04/02/2011

В 2008 году многое изменилось для главных героев этой истории. Фернандо Алонсо вынужден был приютиться в Рено, где провел два трудных года в ожидании перехода в Феррари, что произошло только в 2010 году, когда, наконец-то, Тодт окончательно перестал быть руководителем итальянской Скудерии.

В 2008 году француз все еще кружил там, и вместе с Шумахером они делали все возможное и невозможное для того, чтобы Масса выиграл титул, дестабилизируя Райкконена в пользу протеже сына Тодта. Они знали, что после ухода Тодта шансы бразильца выиграть титул будут нулевыми, что и происходит до сих пор.

Стефано Доменикали занял место Тодта, и первое, что он сделал, это подписал мир с Маклареном, но не с Деннисом, а с Мартином Уитмаршем. В будущем эти двое станут самыми главными противниками, а в этом эпизоде их роли были второстепенными. А так как война была между их шефами, то настало время все перечеркнуть и начать сначала, как в спортивном, так и в юридическом плане.

Со своей стороны Ник Фрай и Росс Браун занялись наведением порядка в Хонде. Сюрпризом стало желание японской марки уйти из чемпионата, когда настало время собирать урожай. Они выкупили команду и стали чемпионами 2009 года, продав затем свою долю Мерседесу. Выгодная сделка получилась, под стать бизнесу Джеки Стюарта, который при помощи денег американского гиганта Ford создал команду Stewart-Ford, которую затем продал тому же Форду – так родился Jaguar. Отличный бизнес.

Найджел Степни и Майк Кофлэн исчезли с первых страниц. Первый из них работает в одной из команд GT, второй кратковременно появился в проваленном Stefan GP, а потом о нем ничего не было слышно. Что же касается Мосли и Денниса…

Что же, бои между ними продолжались. 30 марта вышло скандальное видео о Максе Мосли, которое в политическом плане очень повредило Президенту FIA. Без сомнения, это было местью кого-то, кто, в свою очередь, очень пострадал от него, и чье имя так до сих пор и не известно. Впрочем, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, кто это был.

Мосли, Экклестон, Вильямс, Деннис и остальные знакомы друг с другом более тридцати лет, они выросли и состарились вместе, они стали миллионерами вместе, и, несомненно, путешествуя по миру, они многое пережили вместе. Как сказал Мосли, касаемо его старой дружбы с Денисом: «Если кто-то, кого я знаю уже тридцать лет, глядя мне в глаза, говорит, что он невиновен, я должен ему поверить».

То есть, они хорошо знали друг друга, а значит, знали и самые сокровенные секреты друг друга. Так что, не вызывает удивления тот факт, что Деннис, видя, что ему грозит, и зная, что Мосли охотится на него, приготовил кое-какой шантаж, чтобы его остановить. Возможно, он не подоспел к нужному времени – для того, чтобы застать Мосли в самом разгаре оргии, нужно было очень многое организовать: без сомнения, он тоже нанял детективов, которым нужно было много времени и денег, чтобы запланировать это видео, сделать его, обеспечить распространение и добиться юридических гарантий. Возможно, когда им удалось это сделать, было уже слишком поздно.

В любом случае, это видео вышло, грубо дискредитируя Мосли, которого уже многие не хотели видеть в FIA. Он продержался еще несколько месяцев, проведя их в спорах и внутренних войнах, до того, как оставил свой пост в октябре месяце 2009 года Жану Тодту, доверенному человеку, который не станет заглядывать под ковер. Шестью месяцами раньше Рон Деннис ушел из Макларена, получив удовлетворение от завоевания Льюисом Хэмилтоном титула Чемпиона Мира 2008 года и выполнив тем самым свое обещание об уходе. Одним из немногих, кто остается на своем месте, является, вполне естественно, Берни Экклестон.

Вот и подошел к концу мой рассказ, возможно, немного фантастический, но я уверен, что когда-нибудь мы сможем проверить, соответствуют ли какие-либо мои предположения действительности. А пока я напоминаю, что некоторые из них являются «интеллектуальной собственностью» Мариано Молины (в основном, участие Хонды, круглый стол и отношение Хэмилтона в Китае), но я беру на себя ответственность за все, что я написал.

Мне хотелось бы поблагодарить вас за тот прием, который вы оказали этой истории, некоторые из ваших мыслей заставили меня очень сильно сомневаться в том, что уже было написано, но, в конце концов, я решил не вносить никаких изменений, несмотря на то, что в некоторых случаях вы открыли новые «линии расследования».

Эти тексты ходили и по другим страницам интернета, некоторые с указанием автора и ссылкой (большое спасибо), другие - просто со ссылкой (спасибо). Кое-какие из участников форума на тех страницах резко начали выступать против меня, начиная с того момента, когда я сказал, что Хэмилтон «выиграл по всем правилам» Алонсо в США, показывая тем самым, что травма 2007 года еще далеко не зажила у испанских болельщиков и, возможно, не заживет до того, как Алонсо выиграет свой третий титул. Я отношусь к этому с уважением и пониманием, потому что все произошедшее было очень тяжело "переварить" и, как я уже говорил в предисловии, об этом еще будет много написано в будущем.

Разумеется, ничего из того, что я написал, не было написано «против кого-то» и не предназначалось для того, чтобы задеть чьи-то чувства, хотя я и понимаю, что в каких-то моментах так и случилось – были задеты чувства некоторых читателей тех страниц. Хоть я и не являюсь тем человеком, который вывесил для них эти тексты, если они были задеты мной или обижены на меня, я приношу свои извинения – я никого не хотел обидеть.

Для тех, кто меня читает здесь: если говорить откровенно, я не умею писать достаточно хорошо для того, чтобы выразить ту благодарность, которую я испытываю по отношению к вам - ведь я никогда не думал, что эта история вызовет у вас такой интерес, и что вы будете помогать мне в такой интересной и объективной форме. Вы ждали с нетерпением текстов, а я с таким же нетерпением ждал ваших комментариев.

И поскольку я не могу выразиться лучше, мне остается только сказать огромное всем вам спасибо!

Конец

Share this post


Link to post
Share on other sites

http://www.f1racing.co.uk/testdrive

Алонсо: самый быстрый пилот Ф1?

Учитывая два его титула и способность заставить болид Феррари выиграть гонки, которые он был не должен, Фернандо Алонсо часто упоминают как лучшего пилота. Поэтому мы собрали ряд экспертов, чтобы задать им всего один вопрос: это правда?

Спустя около часа после победы в канадском гран-при Льюис Хэмильтон, все еще опьяненный успехом, отметил один из аспектов своей победы как особенно сладкий - победа над Алонсо.

"Я люблю гоняться с Фернандо; он, похоже, лучший из нас", - сказал Хэмильтон. Почему же пилот, которого Алонсо считает своим самым серьезным соперником, решил в данный момент обойтись без "один из", которое он обычно использует в подобных фразах? Хэмильтон просто добавил еще один голос к мнению, с которым в этом сезоне, похоже, трудно спорить.

Прочно закрепившийся вместе с Хэмильтоном и Себастьяном Феттелем в "большой тройке" Ф1, Алонсо, благодаря своим способностям, совершил в этом сезоне взлет, последовавший за его потрясающими выступлениями на "Феррари", которая начала его с 1,5-секундным отставанием.

"Он просто один из ряда великих", - говорит Росс Браун, босс команды "Мерседес", на британском гран-при. - "Он выигрывает гонки, которые не должен был... гонки, права выигрывать которые у него не было. Это признак великого пилота".

"В этом сезоне у него не лучший болид, но он на вершине зачета. Ему удалось взойти туда из-за того, кем он является: каким пилотом".

Но что конкретно делает Алонсо таким хорошим пилотом? И является ли он действительно лучшим?

Чтобы ответить на этот вопрос, "F1 Racing" собрал ряд экспертов, которые вели с ним борьбу, работали с ним и сделили за его карьерой.

Это: глава команды "Феррари" Стефано Доменикали; запасной пилот и бывший партнер Алонсо по "Рено" Джанкарло Физикелла; глава по операциям на трассе команды "Лотус" (бывшая "Рено") Алан Пермэйн; бывшие пилоты Ф1, а сейчас телевизионные эксперты Дэвид Култхард, Иван Капелли и Мартин Брандл, а также бывший технический директор команд "Джордан", "Стюарт" и "Ягуар" Гэри Андерсон, являющийся сейчас техническим аналитиком канала "BBC".

Они оценили его с различных сторон его характера, и вот что они сказали...

Талант

Физикелла: Он великий пилот, фантастический пилот. Невероятно то, как он оценивает предел болида, трассу и шины. В гонке он очень последователен. Он понимает, когда наступает момент гнать, а когда момент поберечь шины. Он всегда, всегда, когда это нужно, идет на пределе. В настоящий момент он на шаг впереди остальных.

Капелли: Он всегда на каждом круге выдает 110 процентов. Он может провести болид через трудности.

Пермейн: Во время квалификации в Монце в 2006-м было снесено пол-болида. Мы измерили потерю прижимной силы и пересчитали, к какой потери времени на круге это должно было привести - полученная нами цифра и близко не стояла к его потере. Он как будто отказался ее принять.

Брандл: Он напоминает Сенну по врожденному чувству сцепления с трассой, еще до входа в поворот он знает, какое там ожидать сцепление.

Андерсон: Парни в "Феррари" считают, что он делает с болидом такие вещи, которые они не видели ни у какого другого пилота. Они часто повторяют: "Это все он, это не болид". Они просто не верят, что такое возможно. Не все люди, которые это говорят, были на тех же должностях, когда в команде был Михаэль Шумахер, кто-то продвинулся, поэтому они могли не знать Шумахера. Но они не имеют себе равных в высокой оценке таланта Алонсо, его мотивации, отсутствии критики с его стороны. Когда все идет не так, он часть команды.

Култхард: Большую часть своей карьеры он провел в первых рядах, поэтому вы не видели, чтобы он делал много обгонов, вы можете заявить, что Льюис более инстинктивный пилот. Но Льюис участвовал в большем количестве инцидентов, о мастерстве же Алонсо говорят его обгоны Марка Уэббера и Романа Грожана по внешней стороне второго поворота в Валенсии. Он знает, когда нужно уступить, это говорит о силе характера и способностях гонщика.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дополнение к статье "F1 Racing" (от Террориста)

Физикелла: Только однажды, в Китае 2006, когда я был быстрее него в гонке, он обвинил команду, из-за того, что мы не работали совместно, чтобы помочь показать ему более лучший результат. Но только в тот раз. В остальную часть сезона все было нормально, даже когда я был на пару десятых быстрее. Он был спокоен. Он понимал проблему; он понимал, почему был недостаточно быстр, но все было нормально.

Култхард: Когда он покинул "МакЛарен" [в конце 2007-го после ссоры с командой], я подумал: не нужно накидываться на него из-за ухода. Нужно восторгаться его силой, когда он сказал: "Знаете что? Меня продали в расчете на то, что вы не дали. И мне все равно, что я получил трехлетний контракт".

Я представляю себе уровень продажи. Рон Деннис провел отличный медовый месяц. Алонсо же готов был избавиться от этого контракта. Дело было не в Льюисе, потому они и сосуществуют сейчас во вполне дружеской форме. Дело было в команде, которая не дала ему то, что обещала. Все это относится к выдержке и уверенности, и если я посмотрю на свою карьеру, то мне хотелось бы иметь чуть больше выдержки и уверенности, потому что краткосрочно это может чего-то вам стоить, но в долгосрочной перспективе есть многое, что можно от этого приобрести.

Физикелла: Он очень сблизился с командой. Он часто приходит в Маранелло и остается там с механиками, ходит с ними на обед, играет в футбол, выезжает с некоторыми из них на велосипеде. Отношения между людьми очень важны в Формуле 1. Механикам нужно не только видеть гонщика, который очень хорош, быстр, но и питать к нему дружбу.

Доменикали: Удивительно то, как он видит гонку, находясь в кокпите и не имея всей той информации, что есть у нас на пит-уолле. Невероятно, как он четко понимает, что происходит вокруг.

Пермэйн: Он невероятно силен в пит-стопах. Особенно невероятны его круги заезда. Если убрать сам пит-стоп и посмотреть на время заезда и время выезда, то он стабильно один из самых быстрых, и он продолжает на этим работать.

Он невероятно хорош в том, что всегда останавливается в точно нужном месте. Это нельзя недооценивать. Если ты это делаешь 99 или 100 раз из 100, то механики знают, что, когда заходишь на пит-стоп, им не придется как-то смещаться, в то время как есть много людей, заезд которых отслеживается механиками. Все время в нужном месте, это делает пит-стоп еще быстрее.

Несколько лет назад в Монце Вы сказали, что Формула 1 больше не является спортом. А на недавней пресс-конференции после победы в Валенсии сказали, что Ф1 это по-прежнему спорт. Что заставило Вас изменить мнение?

Мартин Салюццо, Великобритания

Иногда некоторые вещи я говорю сгоряча, к тому же, я тогда был моложе... за прошедшие несколько лет я определенно переоткрыл свою любовь к гонкам, которую потерял несколько лет назад. Но даже отрицательный опыт помогает вам развиваться.

Какой будет Ваша реакция, если по радио от команды придет сообщение: "Фелипе быстрее, чем ТЫ"?

Шилаг Дойл, Великобритания

Я сделаю то, что лучше всего для команды, как я всегда делал в течение всей карьеры. В "Феррари" все хорошо знают первое обязательное правило, которое состоит в том, что интересы команды всегда стоят выше личных.

Фернандо, как Вы оцениваете Льюиса как гонщика?

Энни Кинг, Великобритания

Он отличный гонщик, способный получить от своего болида максимум, а иногда больше максимума. Он один из самых сильных соперников, с которыми я когда-либо встречался.

4CLAq.jpg

+++

N3YKb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дополнение к статье "F1 Racing"

от Анонимки

Человек, названный почти каждым лучшим пилотом Ф1, не готов открыть нам секрет своего любимого фокуса, но откроет, кто именно в Макларен никогда не получал от него Рождественской открытки...

Когда Фернандо появляется в комнате, вы немедленно замечаете его присутствие. Двукратный чемпион мира привлекает внимание всюду, где появляется. Преследуемый ли охотниками за автографами перед входом на трассу или фотографами в паддоке Ф1, каждый его шаг отслеживается и документируется. Но если вы будете постоянно показывать такой уровень выступлений на трассе, как он, вы постоянно будете в фокусе внимания.

Его впечатляющее управление болидом в этом году принесло ему лидерство в чемпионате и, сидя на вершине мира, он – одна сплошная улыбка, когда мы встречаемся в перерыве между ливнями в моторхоуме Феррари в Сильверстоуне.

При виде колоды карточек с вашими вопросами, Фернандо тихо и спокойно выбирает первую, готовясь отвечать обо всем, начиная с его спортивных идолов и кончая жизнью в Маранелло. Его мысли и движения снова фотографируются для публикации...

Шины в этом году кажутся очень чувствительными к настройкам болида. Как гонщик может максимизировать их работу во время гонки и круга в квалификации? Эдриан Беннет, ГБ

Шины определенно один из критических факторов в этом году, и знание как с ними обращаться является ключевым для победы или хорошего результата. Их поведение меняется от трассы к трассе и также зависит от погоды. Важно не подвергать их слишко большому стрессу сразу в начале отрезка и, еще более, когда вы на краю «обрыва» - я имею в виду, когда вы достигаете такого снижения их производительности, что начинаете двигаться действительно очень медленно. Возможность предсказать этот момент может легко помочь вам подняться на несколько мест. Что касается квалификации, я бы сказал в этом году нет проблем и, если в прошлом году у нас не получалось прогреть более жесткий тип, теперь ситуация намного лучше.

Кто был твоим героем детства, когда ты рос? Крис Гребем, ГБ

Честно говоря, у меня не было какого-то одного спортивного идола, если ты это имелл в виду – ни тогда, когда был ребенком, ни даже теперь. Однако есть много спортсменов, кем я восхищаюсь, как Альберто Контадор, Пол Газоль, Рафа Надаль и Андрес Иньеста. Но ни один из них не является героем в прямом смысле этого слова.

Кто среди твоих напарников был самым трудным соперником в твоей карьере? Джоан Бака, Финляндия

В Формуле1 я бы сказал Льюис Хэмилтон и Фелипе Масса. Фелипе обычно недооценивают, но я вас уверяю, нелегкая задача – быть впереди него.

Какую бы техническую новинку ты бы применил для улучшения гонок в Ф1? Игнаси Барбра, Испания

Я не думаю, что существует одно определенное решение, которое бы я предпочел другим. Задача стоит в том, чтобы адаптироваться к существующим правилам и победить в любой ситуации.

Когда ты появился в Маранелло, что тебя впечатлило более всего? Яник Хедо, Франция

В Маранелло – все о Феррари, и ты это чувствуешь в воздухе повсюду, это почти религия, с гордостью великолепной историей, страстью к настоящему и верой в будущее.

Сохраняешь ли ты контакт с Робертом Кубицей? Какие у него шансы на возвращение в Ф1? Войцех Константи, Польша

Очень трудно сказать вернется ли Роберт к 100% своей формы для того, чтобы опять гоняться в Ф1. Каждый раз мы разговариваем и я знаю, как это для него больно – быть так далеко от того, что всегда было его миром. Он должен сохранять спокойствие и думать более и прежде всего о восстановлении полной работы своего тела, после этого он сможет подумать о гонках.

Планируешь ли ты оставаться в Феррари до конца своей карьеры в Ф1? Мария Копылова, Россия

Я уже сказал это несколько раз раньше: это будет моя последняя команда в Ф1.

Насколько отличается жизнь в Феррари по сравнению с Макларен? Никола Рикколо, Канада

Они две противоположности: две команды, которые ищут разные пути чтобы победить, но одна из них, нетрудно угадать которая, имеет что-то особенное: теплоту семьи, которая делает ее уникальной в мире.

Поздравляю с победой в Валенсии, казалось, это была самая счастливая победа в твоей карьере. Ты согласен? Даррен Росс, Австралия

Да, это был действительно особенный момент. Победить опять на глазах моей родной аудитории через столько времени было очень волнительно. Я не тот, кто легко плачет. Но там наверху на подиуме, глядя на толпы людей, которые возможно многим пожертвовали, чтобы быть там, я был переполнен чувствами, что, я уверен, вы можете понять.

Фернандо, что ты ценишь более всего в жизни? Лука Иабони, Италия

Мою семью. Мне повезло родиться в замечательной.

Что является наибольшим сожалением в твоей карьере? Карли Рейс, Филиппины

У меня нет особенных сожалений. Я делал ошибки – кто не делал? Но я научился чему-то от каждой, что помогло мне совершенствоваться и стать гонщиком, которым я являюсь теперь.

Есть ли Рон Деннис в списке поздравлений с Рождеством? ПД Хьюз, ГБ

Нет.

Какой твой любимый фокус? Ненси Стивенс, ГБ

Если я скажу, мне придется объяснить как он работает, и он перестанет иметь успех.

Какова твоя главная цель в жизни? Стивен Грегори, ГБ

Не знаю, у меня все еще впереди много лет подумать об этом. Я хотел гоняться и побеждать, и я в этом преуспел – но я еще для себя не определил цель на будущее.

Что ты почувствовал, впервые увидев себя в зеркале в красном? Андрес Бланко, ГБ

Я подумал, что мне очень идет...

Что пронеслось в твоей голове во время твоего крупного инцидента в Бразилии в 2003? Джон Рейнолдс, ГБ

Когда ты оказывешься в барьере или вне трассы, у тебя одна мысль – не быть раненым. Опасность всегда часть нашей работы, как гонщиков, но это не только для нас уникально. Каждый день на дорогах вы видите, как много существует риска, поэтому образование в области дорожной безопасности очень важно, прямо со школьного возраста. Мы работаем над этим со школами, через фонд, который носит мое имя, и с ФИА.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Дополнение к статье "F1 Racing"

от Анонимки

Последняя часть вопросов-ответов

Можешь ли ты объяснить, почему твой напарник Фелипе Масса так отстает? Кевин Далби, ГБ

У Фелипе некоторые проблемы начались на старте сезона, но с ГП Бахрейна ситуация стала улучшаться. Однако его также преследовали неудачи, но теперь несколько гонок подряд начали приходить хорошие результаты. Его вклад будет жизненно важным в борьбе за титул: Фелипе все еще очень талантливый гонщик, даже если кажется, что многие об этом позабыли.

Будешь ли ты когда-нибудь опять гоняться за Маклкрен? Тим Дормер, ГБ

Как я сказал раньше, Феррари станет моей последней командой.

Есть что-нибудь, что тебя пугает? Даниэль Еварт, ГБ

Да – пауки.

Как ты отнесешься, если Себастьян Феттель присоединится к Феррари? Дэвид Ашкрофт, ГБ

Хорошо, почему нет? Добро ему пожаловать.

Можешь ли ты выбрать любую Феррари, чтобы покататься по Фьорано? Какой из производимых Феррари ты больше всего хотел бы управлять? Джей Ди Уэе, ГБ

Часто когда я в Маранелло, инженеры производимых GT спрашивают мое мнениео своих прототипах, так что несколько раз я оказался тестирующим дорожные машины на трассе: несколько дней назад я попробовал Ф12 Берлинетта, и было удовольствием ею управлять.

Я видел, как ты управлял Феррари 375 1951 года в Сильверстоуне в прошлом году – казалось, ты получал удовольствие, скользя на ней по треку. Ты бы предпочел, чтобы современные болиды Ф1 имели меньше сцепления с трассой? Саймон Кук, ГБ

Правда, было весело, но ты не представляешь, какое удовольствие я получаю, управляя современным болидом Ф1.

После тебя, кто лучший гонщик на стартовой решетке? Томас Гилес, ГБ

Я не знаю, лучший ли я гонщик, но могу сказать, что есть много очень быстрых вокруг – включая Хэмилтона, Феттеля, Фелипе, Кими, Баттона, Росберга, Уэббера, Ди Ресту и Хюлькенберга и уверен, что забыл упомянуть многих других. И даже если б это было правдой, ты не можешь производить чудеса, если у тебя нет быстрой машины. Но если бы я должен был назвать только одно имя, я бы сказал Михаэль Шумахер. Более меня, говорящего это, об этом говорят цифры его карьеры.

Фернандо, есть ли у тебя ритуалы перед стартом гонки? Майкл Войдат, США

Нет, я не делаю ничего специального – ничего, что может быть названо ритуалом. Я стараюсь сконцентрироваться как можно больше, проверить с моим гоночным инженером все последние мелочи на машине и последние решения по стратегии, к примеру, ситуацию с погодой.

Кроме тебя, Себастьяна Феттеля и Льюиса Хэмилтона, кто может победить в чемпионате в этом году? Родри Эванс, ГБ

Если б я умел предсказывать будущее, я бы сказал. Но я не могу, поэтому не знаю, потому что это зависит от многих факторов, особенно от того, что смогут наши команды сделать. Но я не думаю, что чемпионат предопределен только для трех из нас. Вы можете определенно включить Марка Уэббера и может также кого-то еще... этот сезон очень равный и это значит, что небольшого успеха достаточно, чтобы вернуться в борьбу. И это включает тех, кто немного дальше в классификации в данный момент.

У тебя было много вершин в карьере, но какая гонка была худшей? Джон Нолис, Ирландия

Ах, было довольно много таких, которыми я не очень счастлив, в которых или я сделал ошибку или результат был разочаровывающим, или гонка была очень скучной. Одна из гонок, которая точно не в моей коллекции любимых – Абу-Даби 2010, и легко догадаться почему...

Что было самым большим риском, который ты брал на себя? Димитр Петров, Германия

Когда об этом думаешь, есть столько рисков в таких различных ежедневных занятиях, но именно потому, что мы сталкиваемся с ними повседневно, они не кажутся такими опасными. Вот почему я думаю, важно убедиться, что дети с раннего возраста должны понимать важность дорожной безопасности или, абсолютно в другой области – важность вакцинации против многих заболеваний, как полиомиелит, которые становятся все более распространенными. Есть две области, в которых я чувствую себя очень сильно и моими собственными силами стараюсь сделать что-то как посол ЮНИСЕФ.

Какой твой любимый фильм? Грег Солт, ГБ

У меня нет любимого фильма и, фактически, я не хожу в кино так часто.

Фернандо, я владелец Алонсо карта. Гордишься ли ты тем, что так много юных пилотов по всей Европе побеждают в чемпионатах с твоим брендом? Майкл Вард, ГБ

Ты сделал прекрасный выбор! Конечно я счастлив, что так много молодых выбрало карт, носящий мое имя. И если они приходят к победе, это еще лучше.

Фернандо, команда сделала замечательный прогресс с Ф2012, думаешь ли ты что вновь приходящих обновлений будет достаточно, чтобы удержать позади Ред Булл, Макларен, Лотус и Мерседес? Рич Брэбем, США

Я думаю, мы еще не достигли вершины – есть команды, которые все еще быстрее нас. Это правда, что мы подтянулись, по сравнению с началом сезона, но еще недостаточно. Наша цель всегда иметь быстрейшую машину на трассе, в дождь или нет, с суперсофтом или хардом, на уличной трассе или быстрейшем треке. И все еще многое нужно сделать, чтобы соответствовать этой задаче.

Какой тип музыки ты слушаешь? Бартоломей Завидский, Польша

Нет одного типа, который я предпочитаю больше, чем другой. Я люблю слушать все виды соответственно времени суток, или тому, что я в данный момент делаю.

Мне нравится твой Томита. Увидим ли мы вскоре его фото на подиуме, интервью с прессой или с кубком победителя? Мариан Шелдон-Дэвис, ГБ

Если ты читаешь меня в твиттере @alo_oficial, можешь найти фото Томиты в разных ситуациях, которые ты упомянула. Но этого не будет на подиуме, потому что запрещено правилами.

Share this post


Link to post
Share on other sites

http://www.fernandoa...nando-en-la-f1/

9 ЛЕТ ПЕРВОЙ ПОБЕДЕ ФЕРНАНДО В Ф1

В одной песне поется, что двадцать лет это ничто, а девять кажутся ... вечностью! И в наступающее 24 августа будет 9-ая годовщина первой победы Фернандо в Ф1.

Она стала одной из многих, на сегодняшний день их более двадцати. Тогда Фернандо впервые поднялся по победную ступеньку подиума, и впервые в истории Больших Призов Формулы 1 звучал испанский гимн.

Уже в то время Фернандо стремился ко всему, что возможно. Очень молодой пилот поразил паддок своим зрелищным и эффективным управлением болидом, который не соответствал уровню соревнований. Его появление состоялось на ГП Малайзии, которое сделало его самым молодым гонщиком в истории, завоевавшим поул. Но Фернандо не хотел останавливаться на достигнутом и жаждал водрузить флаги Астурии и Испании на вершину истории Ф1.

Тот уикенд начался для Фернандо хорошо, на венгерской трассе он с самого начала показал признаки своего потенциала. И подтверждение этого потенциала произошло в субботу во время квалификации, где он установил лучшее время.

Воскресенье было обещающим, все испанские болельщики скрестили пальцы в желании, чтобы это был его день. И он стал! С зеленым сигналом светофора Фернандо нацелился одержать первую победу и, блестяще стартовав, захватил лидерство на первом круге.

Фернандо не оставил никаких вариантов своим соперникам. Установив беспощадный темп, он подошел к первому пит-стопу лидером гонки, все было на его стороне, чтобы с этой преимущественной позиции можно было взяться за ее вторую половину. Отрыв был значителен, на 23 секунды впереди Райкконена, и еще чуть больше до Уэббера.

К финальному кругу эту гонку Фернандо смотрела уже вся Испания. Подвиг состоялся; победно поднятый кулак по ее завершении и честь быть самым молодым гонщиком в истории, выигравшим гран-при.

Празднование подвига соответвовало самому подвигу. Фернандо отмечал этот день, 24 августа 2003 года, на трассе Хунгароринг вместе с Флавио Бриаторе и всей командой "Рено", день первой из его тридцати побед в Формуле 1.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Продолжение "F1 Racing"

НЕПОКОЛЕБИМОСТЬ

Пермэйн: Его наибольшая сила это, конечно, его скорость, но если он видит возможность, при этом неважно насколько она мала, он целиком ухватывается за нее и уже не отпускает. Покажите ему трещину, и он вобьет в нее клин, чтобы победить. И редко бывает, когда она захлопывается. Очень, очень редко. Даже когда он идет абсолютно на пределе.

Брандл: Он быстр в гонке, стабильно быстр. Он всегда где-то рядом, и всегда забирает себе то, что принадлежит другим. Когда есть возможность забрать победу, как в прошлогоднем Сильверстоуне, то он придет и заберет.

Доменикали: Мы говорим о том, что большинство людей не в состоянии понять. Когда ты в паре десятых от лучшего времени, каждый круг, каждую гонку, каждый сезон, и сохраняешь такую стабильность, это означает, что есть отличная возможность максимизировать концентрацию и свое выстпуление, перевести их на более высокий уровень. Для меня эта невероятная характеристика, какие я знаю.

Капелли: Он не зашорен во время гонки; он все время думает. Например, в Канаде он был в критическом положении в конце гонки. В начале гонки он вел борьбу за победу, в конце же это была борьба за пятое место. Находясь в кокпите, он уже оценивал ситуацию и отдавал отчет, что в таком чемпионате важны и эти несколько очков. С другой стороны, Льюис оказался в точно такой же ситуации в Валенсии, но вместо того, чтобы сказать себе "в этой гонке хватит и этих очков", он начал борьбу с Мальдонадо и потерял все. Вот почему Фернандо на шаг впереди остальных гонщиков.

ЦЕЛОСТНОСТЬ

Доменикали: То, что я вижу сейчас, отличается от того, какой уровень зрелости был у него раньше. Я считаю, что в плане общей оценки он достиг пика, если мы говорим о характеристиках самого быстрого гонщика, о члене команды и о человеке, которому необходимо взаимодействовать с окружением. Он очень развился.

Култхард: Он является некой планкой, ибо уже прошло немалое время, как он выиграл два своих титула, но все еще по-прежнему остается сверхбыстрым, сверхмотивированным и настоящим лидером команды. Он посвящает себя тренировкам, посещению завода, работе на симуляторе. Все это отдает некой "миссией".

Брандл: Интересно следить за Алонсо в Твиттере. Очевидно, что он довольно напряженно тренируется - напряженнее, чем я предполагал. Тренириуется очень серьезно, и его самоотдача этой работе просто огромна.

Пермэйн: Отличным примером являтся Фудзи 2008. Он был впереди, но его нагонял Кубица, либо шел точно наравне, Алонсо вышел на связь и сказал: "Сделайте короткую дозаправку, я смогу выиграть". Затем он провел уйму квалификационных кругов и оторвался от него. Этот пример можно рассказывать всем. Никогда до этого не слышал, чтобы пилот так делал.

Доменикали: Он очень полагается на качества членов команды и подталкивает их к тому, чтобы они уверились, что всегда есть, что можно улучшить. Он не поверхностен. Он хочет понять детали и усвоить различные возможные объяснения. Он очень полезен для тех, кто его окружает, потому что это помогает поддерживать нужный прессинг.

Пермэйн: Он не похож на новое поколение гонщиков, которые будут часами корпеть над данными. Ему это совсем не интересно. Такое впечатление, что и на технических совещаниях он не слушает, во всяком случае не всегда. Но если в конце вы зададите ему вопрос, то он ответит на все.

Он очень, очень проницателен, что касается таких вещей. То же относится и к спортивному регламенту. Я знаю, что он один из гонщиков, которых, когда он выступает на собраниях пилотов, Чарли Уайтинг слушает больше всего. Он не часто выступает, но, когда он это делает, это имеет очень большой смысл.

СЛАБОСТИ

Брандл: Его беспощадный темп, стабильность и способность не спотыкаться о другие болиды сильнее его чистой максимальной скорости. Когда Хэмильтон или Феттель показывают отличный круг, то вы думаете: "И как он его выдал?". Я не помню, чтобы я думал так об Алонсо, когда он зовоевывал поул, хотя в Монце 2006 я так подумал. Это был один из самых экстраординарных квалификационных кругов, которые могу вспомнить. Поэтому я не думаю, что он плохой квалифайер. Я не думаю, что это его слабость, я просто считаю, что это не одна из самых сильных его сторон.

Андерсон: Не думаю, чтобы кто-нибудь еще мог сделать то, что он сделал с "Феррари" в этом году. Однако я считаю, что если бы их [с Феттелем - прим. СВ] болиды были лучшими, то Феттель был бы немного быстрее.

Култхард: Я не чувствовал бы себя спокойно, если бы списал его со счетов в отношении квалификационного круга. Не думаю, что у него есть слабые места.

Доменикали: Во-первых, не будем забывать, что в последнюю пару лет были ситуации, когда способности некоторых гонщиков демонстрировать отличные поулы состояли в отличных отношениях между ними и фантастическими болидами. Если собрать все круги Фернандо вместе, то он аболютно на более высоком уровне такого вида квалификаций. Если мы дадим ему хороший болид, то поул будет нашим.

Физикелла: На одном круге он быстрее, может быть, всего на чуть-чуть. Есть гонщики, такие как Хэмильтон и Феттель, которые очень близки к нему, но как раз в квалификации он становится быстрее, если имеет хорошую уверенность в болиде. А в гонке, по сравнению с другими, он невероятен.

Пермэйн: Он абсолютно не может справляться с тем, когда его одолевает напарник. В этом его слабость, но на самом деле это также и сила.

Култхард: Когда он покинул "МакЛарен" [в конце 2007-го после ссоры с командой], я подумал: не нужно накидываться на него из-за ухода. Нужно восторгаться его силой, когда он сказал: "Знаете что? Меня продали в расчете на то, что вы не дали. И мне все равно, что я получил трехлетний контракт".

Я представляю себе уровень продажи. Рон Деннис провел отличный медовый месяц. Алонсо же готов был избавиться от этого контракта. Дело было не в Льюисе, потому они и сосуществуют сейчас во вполне дружеской форме. Дело было в команде, которая не дала ему то, что обещала. Все это относится к выдержке и уверенности, и если я посмотрю на свою карьеру, то мне хотелось бы иметь чуть больше выдержки и уверенности, потому что краткосрочно это может чего-то вам стоить, но в долгосрочной перспективе есть многое, что можно от этого приобрести.

Доменикали: Это и есть провления его зрелости, о которой я говорил, в этом отношении Фернандо очень повзрослел.

ОН ЛУЧШИЙ?

Андерсон: По моему мнению, на лучшей машине Феттель так же хорош, а может чуточку лучше, как Айртон Сенна. Не думаю, что Алонсо можно поставить рядом. Но в гоночных условиях Алонсо выдавит из болида более лучший результат, чем Феттель, если только у Феттеля не будет никаких "прибамбасов".

Култхард: Себ великолепен, но он еще молод. У Льюиса, в его возрасте, уже были эмоциональные американские горки. Алонсо в этом отношении выглядит наиболее безопасно.

Брандл: Это очень серезное заявление - утверждать что он лучший, был бы он на первой строчке списка, если бы я был боссом команды? Скорее всего, был бы, да.

Физикелла: Он делает максимум того, что может, и никто не может делать работу лучше, чем он.

Что говорят об Алонсо его соперники...

Дженсон Баттон

"Фернандо чрезвычайно талантлив, он двукратный чемпион, он быстр. Самый ли он быстрый? Вероятно нет, и он, вероятно, скажет то же самое, но он очень умен. В чем-то мы похожи, в чем-то определенно нет. Одно из того, в чем похожи, это то, что мы хотим, чтобы вокруг нас была команда. Нам нужна поддержка, которая действительно помогает достигнуть результата. Когда вы гоняетесь с ним и побеждаете его, то это особенное ощущение. Я очень его уважаю, он разумный водитель, поэтому он всегда представляет угрозу."

Себастьян Феттель

"Наиболее выдающийся гонщик это, наверно, Фернандо - он один из наиболее целостных гонщиков. Но Льюис очень, очень, быстр, да и есть масса других быстрых гонщиков."

Льюис Хэмильтон

"Несмотря на существовавшие между нами отношения, я думаю, что наша дружба и уважение друг к другу стали намного сильнее. Я многому у него научился, как гонщик, я улучшил свое пилотирование благодаря тому, что он был напарником. Он чрезвычайно талантлив, у него невероятная скорость и он всегда выдает максимум. Он двукратный чемпион и, вероятно, один из лучших гонщиков, если не лучший."

Марк Уэббер

"Я наблюдал за трассой, а Фернандо на своей "Феррари" входил в ее высокоскоростной поворот. Я видел все мельчайшие вещи, которые он делал. Можно было сказать, что он усердно работал. И болид не выглядел плохо - так как Фернандо шел впереди болида и делал это профессионально, и видеть это было здорово."

Share this post


Link to post
Share on other sites

http://www.ferrari.c...sadvantage.aspx

ГП Бельгии - Алонсо: "преимущество по очкам, нехватка эффективности"

30.08.2012

Франкоршам, 30 августа - Вполне понятно, что пресса соскучилась по общению с Алонсо, поэтому сегодня днем, во время ставшей привычной пресс-конференции с испанцем, моторхоум "Скудерии Феррари" в паддоке трассы Спа-Франкоршам был забит до отказа. И первым делом пилота "Феррари" спросили, считает ли он себя фаворитом перед началом финальной стадии сезона. "Нет, я не думаю, что летний перерыв что-то изменил", - начал он. - "Понятно, что если на несколько недель остановиться и взглянуть на количество очков в классификации, то видишь там хорошее преимущество, но две-три плохих гонки, и ты можешь потерять все. С точки зрения эффектиности мы, среди тех, кто находится впереди, самые медленные. У нас преимущество по очкам, но нехватка эффективности, поэтому мы никак не можем быть фаворитами".

Если месячный перерыв показался довольно долгим, то с той интенсивностью гонок, которые предстоит пройти пилотам за оставшуюся часть сезона 2012, вряд ли что сравнится. "Девять гонок за тринадцать недель это вызов для всех команд, потому что большинство этих гонок, точнее семь из них, пройдет вне Европы", - сказал Фернандо. - "И это немного усложняет внедрение обновлений в болид. Также будет не просто и пилотам, и членам команд, так как сейчас каждый месяц у нас будет по три гонки, плюс смена часовых поясов и большое количество перелетов. С моей точки зрения, во время летнего перерыва я занимался физической подготовкой так же упорно, как и зимой, я очень тренировался. Как если бы в июле закончился один чемпионат, а в сентябре начинается другой. Поэтому я зарядил "батарейки" с нуля на полную, думаю, к концу сезона мы сможем подойти в отличной форме".

Так что же считает Алонсо по поводу того, где в действительности находятся он и команда в отношении порядка на пит-лейне, если фаворитами они не являются? "Сложно точно знать, где мы находимся в этой иерархии, так как выступление команды менялось от гонки к гонке, как и менялось расстояние до поул-позишн", - полагает испанец. - "В прошлый раз было около 8 десятых секунды, что немного многовато, поэтому эту ситуацию нам нужно улучшить. Посмотрим, что будет здесь и в Монце, ибо это особенные трассы, для которых болиды настраиваются на очень низкую прижимную силу, поэтому в эти два гран-при может произойти все, а нам же нужно заработать в них по-настоящему очень хорошие очки. Следующей контрольной точкой, возможно, станут Сингапур и Япония, и к этому моменту, если мы хотим бороться и дальше, мы действительно должны ликвидировать эти 8 десятых".

Этот уикенд знаменует трехсотый гран-при для бывшего пилота "Феррари" Михаэля Шумахера, и по такому случаю Алонсо изъявил желание высказать личную похвалу в его адрес. "Михаэль всегда будет ориентиром, потому что нужно уважать того, кто выиграл семь титулов, провел так много гонок и завовал столь много поулов", - сказал он. - "Он рекордсмен Формулы 1, и, пока он и дальше участвует с нами в гран-при, он будет лучшим и тем единственным, кого я больше всего уважаю, и тем, кому я больше всего стараюсь подражать. Мы все должны относиться к нему с максимальным уважением".

Share this post


Link to post
Share on other sites

http://www.ferrari.c...misfortune.aspx

ГП Бельгии - Алонсо: "Мне повезло и не повезло"

2.09.2012

Фернандо Алонсо: "Я в порядке, только немного повредил левое плечо. Сразу после аварии я пошел в медицинский центр, но все в порядке, только болит шея. Без понятия, что произошло: я обошел два "Заубера" и тут, как будто, в меня въехал поезд! Сразу после удара я на несколько секунд остался в кокпите, он начал загораться, и из-за пены огнетушителей я не мог дышать. Попытался сказать команде по радио, что все в порядке, но не смог. Сейчас могу сказать, что, хотя мне не повезло, что я угодил в эту аварию, мне повезло, что уже через несколько дней я смогу вернуться в болид. Уровень безопасности этих болидов очень высок, и сегодня мы увидели еще одно этому доказательство. Я не злюсь на Грожана, он, конечно, сделал это не специально: это я оказался не в том месте не в то время. Да, я считаю, что некоторым гонщикам следовало бы меньше рисковать во время старта - эта тенденция существует сейчас в молодежных формулах, но было бы лучше, если уже с самого начала карьеры, они привыкли более строго уважать правила в отношении поведения на трассе. Досадно то, что произошло, потому что я думал, что подиум действительно был в досягаемости, особенно когда увидели выступление Фелипе. Сегодня мы заплатили за удачу высокую цену, и теперь она нам должна: посмотрим, как сложится оставшаяся часть сезона. Мы потеряли часть преимущества над Феттелем, Уэббером и Райкконеном, но мы ничего не потеряли по отношению к Хэмильтону, который, учитывая скорость "МакЛарена", возможно наш самый опасный соперник. Теперь нас ждет Монца, это домашняя гонка "Феррари": а там Красные традиционно сильны, так что будем надеяться, что там у нас будет хороший уикенд, и мы сможем дать нашим болельщикам то, немного компенсировав потерянное сегодня преимущество, что сможет их воодушевить".

Share this post


Link to post
Share on other sites

http://www.ferrari.c...ed-percent.aspx

ГП Италии - Алонсо: "прекрасно себя чувствуя, на все сто процентов"

6.09.2012

Монца, 6 сентября - Монца, гран-при Италии, и как день сменяет ночь, так и оба пилота "Скудерии Феррари" были приглашены на состоявшуюся сегодня днем официальную пресс-конференцию ФИА. Первый вопрос, заданный Фернандо Алонсо, касался его физического состояния в связи с жуткой аварией, произошедшей пять дней назад в Спа. "После гонки болела шея, и даже спустя пару часов все еще продолжала немного болеть спина, но в понедельник утром я проснулся, прекрасно себя чувствуя, на все сто процентов. Это было хорошим знаком, потому что часто на следующий день после аварии не знаешь, чего ожидать".

Что касается шансов на этот уикенд, то испанец, как обычно, был осторожен в отношении того, что может быть. "Ну простым он не будет, так как в последних нескольких гонках мы были не так быстры, и, как в Венгрии, так и в Спа, были в восьми десятых от поула. И это было всего пять дней назад, поэтому никакой магией эти восемь десятых нам не отыграть! Нам нужно максимизировать эффективность и выжать из болида все, надеюсь, это даст нам шанс попасть на подиум. Для любого гонщика "Феррари" Монца это особая трасса, потому что хочется чем-то отплатить за всю ту поддержку, которую получаешь от тифози с четверга по воскресенье. И лучшим способом будет победить, с точки же зрения чемпионата, он не сильно что-то меняет, потому что, даже если вы не боретесь за титул, победа в Монце это, по-прежнему, особенная победа, из-за празднования на подиуме, когда все люди собираются под тобой на главной прямой. Будем стараться провести хорошую гонку, посмотрим сколько очков мы сможем получить. Монца уникальна еще и из-за достигаемых скоростей, а мы, пилоты, любим скорость - помню, с двигателями V10 мы достигали 370-375 км/ч, - это делает ее очень особенной. И когда я выиграл здесь за "Феррари", то это был совершенно другой уровень, и, учитывая получаемую тобой поддержку, это делает ее лучшей гонкой в календаре в плане эмоций. Мои лучшие воспоминания, конечно же, относятся к 2010-му году, когда я в первый раз выиграл здесь за "Феррари"".

Алонсо подтвердил, что не был обеспокоен тем, что его болид сильно пострадал в аварии в Спа. "Я не волнуюсь, мы установили детали, которые использовали три-четыре гонки назад, и потом для Монцы аэропакет в любом случае единственнен, так она отличается от любой другой трассы. Поэтому на эту гонку все равно планировалась почти полностью сменить болид". В отношении исхода чемпионата в настоящий момент гонщик "Феррари" считает, что измениться может почти все. "Не знаю, смогу ли я выиграть титул, не одерживая дополнительные победы в гонках", - начал он. - "В настоящий момент очень силен "МакЛарен", если они выиграют три-четыре гонки подряд, то отрыв исчезнет. Поэтому нам все время нужно будет концентрироваться на том, кто идет в чемпионате вторым: сегодня это Феттель, поэтому в этот уикенд мы постараемся финишировать впереди него, как мы старались сделать это в прошедших гонках с Уэббером. В оставшиеся три месяца нам просто нужно прогрессировать, делать хорошие шаги вперед, и уверен и не сомневаюсь, что рано или поздно, они состоятся".

Share this post


Link to post
Share on other sites

http://www.ferrari.c...an-do-well.aspx

ГП Cингапура - Алонсо: "новинки для болида, оптимистичны в отношении того, что сможем хорошо выступить"

20.09.2012

Марина Бэй, 20 сентября - Здесь в Сингапуре Фернандо Алонсо уже выезжал сегодня на трассу на болиде Формулы 1, но все было в пределах правил, потому что он был за рулем "Феррари", находясь в симуляторе, это был рекламный заезд для самого давнего технического партнера команды - "Шелл". Фактически, вместе с этой нефтяной компанией "Скудерия Феррари" вовлечена здесь в различные акции, так как в этот уикенд две эти марки отмечают свое совместное выступление в 500-м гран-при.

Регулярную встречу с прессой, состоявшуюся в лоджии в задней части офиса команды, Фернандо начал с того, что обрисовал свой взгляд на эту уникальную гонку календаря. "Здесь у меня всегда был конкурентоспособный болид, исключая 2009-й, хотя и в том году нам удалось финишировать на подиуме", - сказал испанец. - "Это требовательная трасса, где нет места ошибкам, в этом отношении это означает, что она подобна Монако. Необходимо рисковать, искать пределы, но не совершая ошибок. На других трассах, если в свободной практике в повороте вы широко выедете на траву, то просто потеряете круг, здесь же вы потеряете всю сессию. Она требовательна физически, потому что гонка длинная и проходит в жарких и влажных условиях, а также требовательна психически, из-за давления, что ошибаться нельзя в течение всего уикенда".

Третьего места в Монце две недели назад стало достаточно, чтобы пилот "Феррари" остался на вершине Личного Зачета, и на сегодняшний момент он выделяет победителя ГП Италии как своего главного соперника. "Есть много сильных команд, которые пока остаются претендентами, и пять-шесть пилотов, которые могут побороться за титул", - прокомментировал он. - "Второй сейчас Льюис (Хэмильтон), начиная с февраля мы говорим, что он, возможно, единственный, кого я уважаю больше всего, потому что мы знаем, что он может выступать и на хороших и на плохих болидах. С точки зрения стратегии следить сразу за пятью пилотами почти невозможно, так как они могут проводить пит-стопы в разное время, поэтому в этой гонке нам нужно защищаться от того, кто ближе всего в Зачете, в настоящий момент это значит от Льюиса. "МакЛарен" выиграл две последние гонки, поэтому и здесь они также являются фаворитами. Надеюсь, мы сможем остановить их доминирование: мы привезли некоторые новинки для болида и оптимистичны в отношении того, что сможем хорошо выступить здесь и в следующих двух-трех гран-при. Нужно посмотреть, как мы выступим в пятницу, но наша цель - это бороться за поул и победу в этой гонке. Мы были конкурентны и в Монако и в Канаде, которые похожи, поэтому и здесь мы оптимистичны. Ибо мы знаем, как важна здесь поул-позиция".

Так как продолжают ходить слухи о том, кто станет партнером Алонсо в "Скудерии" в следующем году, то Фернандо дал понять, что испытывает огромное восхищение от своего нынешнего напарника. "Любой, кто приходит сюда выступать, должен быть таким пилотом, который уважает "Феррари" и традиции команды, и первым приоритетом ставит то, что здесь мы работаем на команду, на красных", - продолжил испанец. - "Я работаю с Фелипе три года, у нас хорошие отношения, и если команда решит назначить на следующий год кого-то другого, то этот пилот должен будет быть лучше, чем Фелипе. Рассматривая всех кандидатов, которые журналисты, то есть вы, предлагают в качестве замены, то я не уверен, что они осознают, сколь многого Фелипе достиг в Формуле 1 по сравнению с упоминаемыми именами".

По поводу пилотов хорошо известно, что близким другом Алонсо является вернувшийся недавно в раллийный автоспорт после ужасной аварии Роберт Кубица, Алонсо спросили, считает ли он, что поляк сможет вернуться в Ф1. "Я знаю Роберта с тех пор, как ему было 12, он приятный парень и очень талантливый гонщик. Здорово, что он смог выступить в ралли, но если он хочет вернуться в Формулу 1, то нельзя просто так выйти из госпиталя и встать на старт. Нужно практиковаться, нужно, так сказать, "разбудить" гоночные навыки, начать тренироваться физически, а также ментально, так как в голове нужно снова стать профессиональным гонищиком. И выступление в ралли - часть этого процесса".

В завершение Алонсо напомнили, что третье место в Монце сравняло его с одним из рекордов Айртона Сенны. "80 подиумов это, да, повод для гордости, и, когда я закончу, все эти цифры будут иметь значение", - подтвердил Фернандо. - "Это большой момент - сравняться с одним из рекордов Айртона Сенны, потому что я всегда следил за его гонками, а в моей комнате висел его постер, и тогда я бы никогда не поверил в мысль о том, что однажды смогу сравняться с одним из его рекордов. Надеюсь, что смогу сравняться и с другими его рекордами, например, по числу чемпионатов".

Share this post


Link to post
Share on other sites

http://www.ferrari.c...re-leading.aspx

ГП Японии - Алонсо: "то, что мы лидируем, это небольшое чудо"

4.10.2012

Сузука, 4 октября - После того, как Фелипе Масса завершил пресс-конференцию ФИА, настала очередь Фернандо Алонсо встретиться с журналистами под тентом "Скудерии Феррари" в паддоке Сузуки. Сегодня главной темой стали недавние объявления о переходах пилотов в 2013-м году, и испанца попросили дать свой взгляд на них. "После Сингапура я частично выпал из нормального мира, поэтому не знаю о всем том, что происходило, ну кроме, что Хэмильтон переходит в "Мерседес", а Перес в "МакЛарен"", - признался пилот "Феррари". - "Я не слышал, что они говорили, и какие тому были обоснования. Я считаю, что для пилотов нормально менять команды, так как это часть карьеры. Когда начали ходить об этом слухи, то я сказал, что думаю, что такое движение хорошо и для Льюиса и для "МакЛарен", которая испытывала такое прежде, когда из нее уходили Прост и Сенна, затем я, а теперь и Льюис. С тех пор, как "МакЛарен" выиграл Кубок констукторов, прошло четырнадцать лет, и в какие-то годы у них был лучший болид, я уверен, что Льюис хочет побеждать. Вместе с "МакЛарен" он сделал отличную работу, одерживал победы в гонках, выиграл титул, он считается одним из лучших пилотов. Я надеюсь, что и в следующем году в "Мерседес" он будет очень конкурентоспособен и будет реальным претендентом на титул".

Но это все в будущем, а в этом сезоне вопрос о титуле пока еще открыт. "То, что в настоящий момент мы лидируем в чемпионате, это небольшое чудо", - заявляет Фернандо. - "Мы проделали большой путь от первых шести гонок, когда мы даже не попали в Q3 и были на 1,5 секунды медленнее лучших болидов. Сейчас болид стал лучше, мы более регулярно попадаем на подиум и стали более оптимистичны, но нужно посмотреть, что мы сможем успеть сделать до конца сезона. Если мы выиграем титул, то это будет чудо, если же нет, то получится, что мы сделали все, что могли, так как я считаю, что на данный момент мы провели 14 идеальных гонок. И поэтому и в последних шести мы не должны совершать ошибок и должны сохранять спокойствие и набирать в воскресенье как можно больше очков: иногда мы будем четвертыми, иногда вторыми. В зависимости от гонки, в зависимости от того, что будут делать соперники, посмотрим, будут ли эти гонки агрессивными, либо мы будем включать бухгалтер-mode. Например, в Сингапуре, чтобы вернуть потерянное в квалификации, в начале гонки мы были агрессивными, но в ее финальной части Баттон и Феттель были слишком далеко впереди, и поэтому уже не было смысла рисковать дальше".

Журналисты готовы с пеной у рта внушать, что это лучший сезон Фернандо с точки зрения его пилотирования, но сам пилот вряд ли готов делать такое громкое заявление. "Ты улучшаешь каждый год, учишься на своих ошибках", - говорит он. - "И пока что мы были довольно стабильны в этом году и выжали из болида максимум, чему я очень рад, не только в плане моего пилотирования, но также в командном смысле, потому что на трассе, во всех областях, мы максимизировали очки. И пока что весь комплекс, пилоты, команда, стратегия, работа с шинами, получают пользу от того, чему мы научились за прошлый год".

Share this post


Link to post
Share on other sites

http://www.ferrari.c...ampionship.aspx

ГП Кореи - Алонсо: "Почти идеальный чемпионат"

11.10.2012

Йонам, 11 октября - Прибытие Фернадо Алонсо в Корею вчера вечером было очень кстати, так как он был приглашен на пресс-конференцию ФИА во внушительном медиа-центре корейской трассы. "Всем нам сейчас нужны хорошие очки", - отреагировал гонщик "Феррари" на вопрос о том, изменится ли его подход к пяти оставшимся гонками сезона. - "Мы упорно работаем, начиная еще с зимних тестов, поэтому и к этим пяти финальным гран-при подход не изменится, мы будем продолжать делать то, что делали. Для нас это был почти идеальный чемпионат, с хорошими стартами, с хорошо спланированными стратегиями и хорошим подходом, всегда нацеленным на максимизацию очков, которые можно взять в той или иной гонке. Первые ноль очков мы получили в Спа, еще один ноль - в Сузуке, но это произошло по не зависящим от нас причинам".

Что касается этого уикенда, то испанец высказал мнение, что никто не может рассчитывать на очень большое количество изменений между идущими подряд гонками. "У нас не так уж много здесь обновлений, так как после Сузуки прошло всего четыре дня", - сказал он. - "Мы будем работать над настройкой болида, чтобы приспособить его к этой трассе. Я остаюсь достаточно уверенным в том, что мы сможем быть конкурентоспособными в этот уикенд, как это было последние восемь-десять гонок, потому что даже если мы не были самыми быстрыми, мы все же боролись за подиум". Кроме упоминания о постоянном развитии F2012 от гонки к гонке, Фернандо сказал, что изменений в тактическом подходе в завершающих гонках не будет: "Я буду атаковать во всех гонках, буду бороться в каждой из них, стараться максимизировать очки, точно так же, как мы это делали всегда, но без перегиба. В последних четырех гонках мы потеряли много очков, учитывая сход в Спа, там я ничего не мог поделать, затем проблемы, связанные со стартом с десятого места в Монце после проблем в квалификации, и, наконец, прокол в первом повороте в Сузуке, мы можем ожидать, что нас и в оставшейся части сезона также ожидают подъемы и спады".

Кроме падения формы в Сузуке, "МакЛарен" в последних гонках была очень сильна, и Фернандо спросили, считает ли он, что Льюиса Хэмильтона, идущего в настоящий момент в 42-х очках позади, по-прежнему можно считать претендентом на титул, или нет, так как от гонщика "Феррари" и Себастьяна Феттеля его отделяет расстояние двух гонок. "Для Льюиса все сложнее, конечно", - продолжил Фернандо. - "Но в розыгрыше еще много очков и много времени, чтобы он смог отыграться".

Share this post


Link to post
Share on other sites

Мигель Санс

Большой цирк. 18.10.2012

Быки или кони?

Япония и Корея. Когда меньше всего это ожидалось, мы вдруг наблюдает скачок Феттеля и меланхолическую досаду Фернандо, который шел к победе, но взорвался в четверг в Судзуке. Тяжелые для него пятнадцать дней. Статистика за четыре гонки до конца чемпионата в пользу Феттеля, который так же, как и Фернандо может стать трехкратным чемпионом. Что в течение уже, по крайней мере, трех лет происходит в трубе? А что насчет оставшихся трасс? Испанец не выигрывал ни на одной из них, но в Корее я спрашивал у всех - от Ньюи до Де ла Росы, существуют ли специфические для болидов трассы или нет. Некоторые ответы довольно лакомые.

Четыре гонки до конца и шесть очков разницы. Разница не определяющая, и не самая большая из тех, которые были в прошлых сезонах в дуэлях двух спринтеров-пилотов, завершавшихся борьбой за титул в последней гонке. Но статистика нам говорит, что за последние 20 лет тот, кто находится впереди за четыре гонки до конца, почти всегда и выходит победителем.

В период с 1992 по 2012 год, в половине случаев судьба титула разрешалась путем дожимания, и только в двух случаях борзая настигла зайца. Первой борзой стал Майкл Шумахер в 2000 году, когда он водрузил свою первую корону за Феррари (любопытное сравнение с тем, что происходи сейчас) и первую за Скудерию за 21 год засухи. Второй, за три года до этого, был Жак Вильнев, который не отдал «кайзеру" корону, могущую стать его первой в дуэле в Хересе с резким поворотом руля немца в Dry-sack.

ДУЭЛИ ЗА ЧЕТЫРЕ ГОНКИ ДО КОНЦА

2008 Hamilton-Massa 78-77 (98-97)

2006 Alonso-Schumacher 108-96 (134-121)

2003 Schumacher-Raikkonen 71-68 (93-91)

2000 Hakkinen-Schumacher 74-68 (89-108)

1999 Hakkinen-Irvine 60-59 (76-74)

1998 Hakkinen-Schumacher 77-70 (100-86)

1997 Schumacher-Villeneuve 67-57 (78-81)

1996 Hill-Villeneuve 79-62 (97-78)

1994 Schumacher-Hill 76-65 (92-91)

В конце концов, это только цифры для любителей статистики, но они говорят намного меньше, чем те лица и жесты, которые мы, немногие специальные корреспонденты, приехавшие в Японию и Корею, видели за 15 дней. Особенно в четверг, когда Фернандо сказал про шесть гонок подряд без обновлений, и что так у него в половине его спортивной карьеры. Очевидно, что он не ожидал, что в Судзуке не будет ничего нового, потому что за неделю до этого в Мадриде он сказал, что будет атаковать в обоих гонках, но, видимо, он воспринял действительность плохо и взорвался. Такие расхождения с командой о том, что одни называли обновлением, а другие простой адаптацией к трассе, были на протяжении всех выходных. В Йонаме тон немного снизился, потому что из кастрюли уже шел пар, но в конце гонки лицо было зеркалом души.

Продувная труба Феррари – открытая рана на протяжении уже, по меньшей мере, трех лет. Проблема, которая появляется и исчезает независимо от изменений регламента или смены технического отдела команды. Это происходит не только у итальянской скудерии, но, пожалуй, слишком уж долго эту проблему не могут решить, а принимая во внимание равенство в Формуле 1 в последних сезонах и ключевую важность аэродинамики, преимущество никто не подарит.

Уже в 2010 году Альдо Коста, будучи тогда техническим директором Феррари, признавал, что F10, болид того сезона, родился (в 2009 году, следовательно) с проблемами: «Мы заплатили цену за устаревшую трубу, но теперь мы разрешили проблему и начинаем новую эру. Мы используем революционные методы работы, а это всегда требует времени на отладку», - говорил он по окончании сезона.

Это почти точная копия аргумента о «150 Italia», представленного Стефано Доменикали в какой-то из моментов прошлого сезона. Тот же аргумент спустя два года в Судзуке был использован руководителем команды, чтобы объяснить, почему F2012 в течение нескольких гонок не улучшает, и почему они не знают, сработают или нет новые детали, произведенные на заводе в Маранелло. Без движения вперед, одним словом. «При расследовании мы обнаружили, что проблема того, что не все детали срабатывают, в наших инструментах в трубе, которые не являются устаревшими, но и не соответствуют уровню технологий, имеющихся на рынке", - признал он в пятницу.

Как год за годом может оставаться одна и та же проблема? Частично, это вытекает из другой проблемы – отмены ФИА тестов в 2009 году в целях экономии. Новые детали можно тестировать только по пятница перед Гран При, и если данные трубы и данные реальных испытание материальных обновлений на трассе не сходятся, времени, чтобы устранить эти расхождения, нет. Но естественно, это так для всех.

В прошлом сезоне Феррари решила обойтись без Альдо Косты, и выдать новые галуны Пэту Фраю (пришедшему их МакЛарена) и Нику Томбазису в проектировании и техническом руководстве. Произошла реорганизация отдела, «Некоторых форвардов, играющих в защите, поставили на свое место и все в таком стиле», - говорил Фернандо Алонсо, в том же сезоне заключили контракты с престижными специалистами-аэродинамиками, такими как Ben Agathangelou, экс Ред Булла, и с некоторыми не такими значимыми фигурами. Фрай тогда сказал, буквально, что в команде не осталось «ни одного неперевернутого камня» в поиске сфер, где можно улучшить.

Однако проблема, хотя её и обнаружили, оставалась. Казалось, что этим летом её решили, но это не так. Данные, посылаемые из монументального здания, построенного в 1997 году в Маранелло, где проводятся испытания в шкале 60% реального размера новых деталей, продуваемых со скоростью в 250 км/ч в туннеле длинной в 80 метров, иногда совпадают с действительностью, а иногда нет. Труба будет закрыта для того, чтобы снова подкрутить гайки, именно сейчас, когда чемпионат находится в фазе финального спринта.

«Это происходит во всех командах, но в Феррари об этом говорится больше, и знают об этом больше», - поясняет мне Фернандо, когда в Судзуке я спросил его об этом, после того, как он попотел над шестым местом на стартовой решетке. «Каждое наше обновление комментируется, о нем пишут, его анализируют, но ведь у всех похожие проблемы. У меня у самого в Рено и в МакЛарене были такие же проблемы: были детали, которые не срабатывали в каждую пятницу, но никто ничего об этом не говорил. Феррари - это Феррари, и это все знают". Ред Булл также страдал в начале от калибровки трубы, унаследованной от Jaguar в 2004 году.

Это не такая уж нечастая проблема, даже у больших команд. МакЛарен, например, использует то же оборудование, что и Феррари в эти моменты сомнений, трубуТойоты в Кельне, у которой за плечами тоже больше десятка лет, но её инструменты, программное обеспечение и оборудование не устарели. И никто не рвет на себе волосы. Более того, английская команда представила сокрушительные пакет обновлений в Англии в июле, включающий полмашины новинок, но не улучшила в эффективности ни одного болта и не сняла ни одной десятой времени. Команда достигла этого спустя две гонки, в Венгрии в конце августа. И никто особенно не знал, почему.

Однако, похоже, что у Ред Булл иммунитет к таким вирусам. По крайней мере, сейчас. В середине сезона они тоже то ехали, то не ехали с обновками, которые не всегда срабатывали. Это именно то, что немного выводит из себя Фернандо. Обновления привозят, их привозят на каждую гонку, но нужно скрещивать пальцы, и думать о том, будет ли это шагом назад или вперед. Тогда в Ред Булл потеряли скакалку, которую сейчас снова нашли. И кажется, это окончательно. Этим и объясняется жест Фернандо. Он видит, что будет сложно с ними сразиться – Ньюи снова нашел, как изогнуть машину и «приклеить» её к асфальту, как заставить работать двойной DRS (Феррари этого не достигла) и многие другие вещи, которые являются «секретом следствия». Кроме того, ожидаются еще две эволюции на оставшиеся пятнадцать дней схватки. А Феррари, похоже, не готова ставить на сумасшествие.

Возможна, потому что им могут помочь конфигурация трасс? Остается четыре Гран При до окончания чемпионата, которые в действительности являются четырьмя трассами до финального взмаха флага. Равенство вверху таблицы и вид дуэли, который принимает чемпионат, заставляет задуматься все о старом. Какая трасса подходит Феррари, и какая - Руд Буллу?

Принимая во внимание превосходство энергетического болида в последних гонках, с двумя первыми линиями и двумя победами с подавляющим преимуществом, вопрос должен иметь иной оттенок. Есть ли какая-либо трасса, не подходящая Ред Буллу? Я решил это выяснить у главных действующих героев прямо на трассе Йонам. У тех, которые будут меня дразнить и обманывать, и у тех, чьи ответы всегда интересны.

Первый из них – Эдриан Ньюи, отец создания, RB8, на котором в этом финальном спринте дебютировал двойной DRS и который начинает доминировать так, как это было в 2011 году. «Конечно, это возможно, абсолютно возможно, что какая-то из трасс может нам не подойти», - признает самый известный инженер в Формуле 1. «Я только пока не знаю, какая из них, я не могу этого сказать», - настаивает он.

Мы попробовали выяснить у Феррари, подходит ли им Индия, Абу Даби, Остин или Бразилия. «Ну, мы думали, что лучшего всего нам подойдет Судзука, по правде говоря», – ответил мне, как я думаю, с иронией, Массимо Ривола, спортивный директор Скудерии. Правда, мой итальянский для вопросов не совсем академический. «Не знаю, посмотрим в Бразилии, которая из них нам подошла».

Вопрос в том, знают ли они это и молчат, в действительности ли в современной Формуле 1 существуют идеальные трассы для определенного болида, или это уже осталось в истории? Пилоты и инженеры думают именно так: «В принципе, сложно судить о том, подойдут ли они тем или другим. Сейчас уже не так, как раньше, когда каждый побеждал там, где должен был. Сейчас все могут победить везде», - заявляет Тони Кукарелла. «Я имею в виду, что если, например, холодает, неподходящая для Мерседеса трасса вдруг превращается в подходящую из-за шин", - подчеркивает он, вспоминая события в Китае этого года, когда понизилась температура между Q2 и Q3 и всплыл немец, завоевавший единственный поул в своей карьере.

«Сегодня добиться того, чтобы трек тебе подходил - для этого тоже немного нужна удача. Иногда шины хорошо подходят твоему болиду, а иногда нет", - оценивает ситуацию Пастор Мальдонадо, один людей, которые добились самого лучшего понимания сложнейших особенностей Пирелли. «Быстро добиться эффективности от шин может дать тебе преимущество в три десятые на любой трассе".

Также изменились и способы развития машины. Раньше делали два-три больших скачка в сезоне, а сейчас Ред Булл, например, не перестает привозить обновления на каждую гонку, и не всегда это небольшие добавления. Феррари тоже не одной рукой работает, вопрос в том, что обновления не срабатывают. «В отношении Ред Булла мало что анонсируется, но на каждую гонку они привозят арсенал, самый настоящий арсенал, обновлений», - много раз говорил Кукерелла.

Корейская версия может считаться уже пятой новой машиной, которую они представляют в этом сезоне. Ньюи не перестал работать над изгибом воздушного потока в задней части машины, пока не добился чего-то похожего на выдувной диффузор 2011 года, который тогда принес им такое преимущество. Таким образом, похоже, что они «адаптировали свой болид ко всем оставшимся трассам». «В конце концов, все будет зависеть во многом, или полностью, от способности Феррари к реагированию путем эволюции машины», - говорит о ситуации другой испанский инженер Xevi Pujolar (Williams).

Сам Фернандо Алонсо это видит так: «Нам подойдут те трассы, на которые мы привезем обновления болида», - подвел он итог в прошлую субботу. Но ожидаемый двойной DRS, или 'super DRS', похоже, так и останется в Маранелло. Они его опробовали, они его оценили и оказалось, что его настолько сложно интегрировать в F2012 и заставить работать, что они не знают, стоит ли продолжать эту линию, которая в 2013 году будет запрещена. «Я думаю, что будет очень сложно установить его в этом сезоне», - признает Массимо Ривола.

Педро де ла Роса пережил несколько эпох в Формуле 1, эпох великих эволюций и не очень, в больших командах, средних и командах с красным фонариком. В Йонаме, уже вечером, за день до гонки, я и у него это спросил. «Возможно, существуют идеальные треки для одних команд, не подходящие другим, но по правде говоря, они и сами этого не знают – такой вот одурманивающий сезон. Почему? Потому есть равенство. МакЛарен, до приезда в Судзука, была уверена в том, что их болиду очень подойдет этот тип поворотов, а оказались они позади Ред Булла и Феррари», - указывает он. «Никто не понимает работы шин, хотя у нас есть 2.000 человек, анализирующих температуры и покрытия. Никто в действительности ничего не знает. Шины очень чутко реагируют на любое изменение асфальта и климата, и до гонки ты реально не знаешь, сколько может выдержать один состав», - говорит испанец.

Любопытно, что команды признали, что недооценили влияние шин Пиреллии 2012 года на свои болиды и срочно запросили у итальянской компании данные во дизайну, составу, и другие (только что, кстати, закончилась работа Альгерсуари над этим). Им необходимо это именно сейчас, когда это особенно важно для разработки болидов.

В конечном счете, все эти обсуждения и размышления, длинные, глубокие и настолько достоверные, насколько это возможно, могут разрушиться в Индии с вылетом Феттеля и с преимуществом в очков 20 для Фернандо, которого может хватить на оставшиеся три гонки. Доменикали говори, что разница с Ред Булл составляет три десятые с круга в воскресенье. В субботу - больше. Что они работают над этим. Невозможно или неВероятно?

/Статья не для оптимистов, не правда ли?/

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×
×
  • Create New...