SE7EN Wonders

Брэд Кеселовски

69 posts in this topic

Кесу сняли швы с руки. У него нет проблем с тем, как он держит руль, к тому же, на руле у него обычно левая рука.

"Дайтона - самая легкая трасса (в этом плане) о которой только можно мечтать", - говорит Брэд.

http://motorsportstalk.nbcsports.com/2014/07/04/brad-keselowski-has-stitches-removed-from-right-hand-good-to-go-for-daytona/

Share this post


Link to post
Share on other sites

BsYL-CQCQAAPf0F_zpsf27156a9.jpg

(NNS)

Поул, 152 из 200 кругов лидирования и победа в Лоудоне (ННС).

"Хотя это можно было не увидеть по ТВ, но гонка была для меня очень сложной", - Кес.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Bob Pockrass@bobpockrass 9m

Brad Keselowski says Penske in general doesn't allow him to do non-NASCAR races. Says sponsors could leave if he got hurt in those events.

Кеселовски говорит, что Пенске, в целом, не позволяет ему участвовать в не-наскаровских гонках. По его словам, спонсоры могут уйти, если он получит травму в какой-либо такой гонке.

Share this post


Link to post
Share on other sites

По-Вольфовски (По-волчьи)

Брэд Кеселовски, перевод мой

Когда мы проводим великолепные гонки, одно из преимуществ гонщика в том, что он получает, примерно, от 92 до 98% кредита доверия в том, что это его заслуга. В реальности, все обстоит иначе.

Наш крю-чиф, Пол Вольф, - это тот человек, который, на самом деле, выполняет большую часть работы в команде № 2.

Вы можете подумать, что его наибольший вклад — это разработка стратегии, т. к. Пол становится заметным только во время ТВ интервью. И вы будете смертельно неправы. Он лидер команды, который отвечает за ее слаженную работу. Он принимает все решения по машине, и это означает, что он постоянно изучает данные, вносит поправки и находится на связи со мной и каждым членом команды.

Звучит как клише, но ответственность Пола — 24/7/365.

Ввиду того, что он отвечает за такое количество вопросов, неимоверно важно, чтобы наши отношения оставались прочными, чтобы мы были на одной волне. Именно сейчас, все мы — Пол, команда и я — работаем как нельзя слаженно. А может и более, чем слаженно.

Но так было не всегда. В действительности, - почти никогда прежде.

Встреча

Когда я перешел в Penske Racing в 2009 году, мы решили начать с программы в Nationwide, и нам был нужен новый крю-чиф. Мое внимание привлек Пол Вольф, и я хотел с ним поговорить.

Пол был крю-чифом нескольких разных гонщиков, и ни один из них не добился особого успеха. Но, когда ты знаешь, на что ты смотришь, ты понимаешь, что смотришь на хорошую машину с неважно выступающим гонщиком. Все машины Пола были быстры, и много раз можно было заметить, что его гонщики просто недотягивали.

Поэтому я ему позвонил. Мы договорились о встрече через неделю после гонки в Мичигане.

Между этими событиями мы оба проводили гонку на коротком треке в Индианаполисе. Так вышло, что гонщик Пола и я не особо ладили. Во многих гонках он подрезал меня каждый раз, как я пытался его пройти. Он устроил пару-тройку аварий, в которые я попал ранее в том году.

Он вновь помешал мне в той гонке на Инди. С меня было достаточно. Я выбил его, и он разбил машину.

Несколькими днями спустя мы с Полом встретились в Мичигане. Он сел, не говоря ни слова, и было совершенно очевидно, что он отнюдь не в восторге от того, что я выбил его гонщика. Поэтому я решил сломать лед.

«Послушай», - сказал я. - «Мне нравится то, что ты делаешь. Мне жаль, что так вышло на прошлой неделе, но я просто не мог с этим больше мириться. Это часть игры».

Пол просто молча посмотрел на меня. Я продолжил:

«Я собираюсь начать в этой новой команде Nationwide с Роджером Пенске», - сказал я. - «И я очень этого жду. Я думаю из этого выйдет действительно что-то стоящее. Я бы очень хотел, чтобы ты стал моим крю-чифом».

Он посмотрел мне прямо в глаза.

«Нет», - сказал он. - «Меня это не интересует. У меня уже есть работа». Затем он встал и вышел.

Таким было начало наших отношений с Полом Вольфом.

По-моему

Многие из вас могут не знать, что Пол был гонщиком прежде, чем стать крю-чифом. Он провел несколько гонок Nationwide в 2004-2005 годах как раз, когда я начинал в серии пикапов. Были у него гонки хорошие, были и не очень — то, что можно ожидать от новичка. Когда спонсор его команды решил, что ему нужен более сложившийся гонщик, Пол потерял свое место.

Поэтому ему никогда не выпадало шанса доказать себе, что он это может.

Но Пол любил эту индустрию и хотел остаться ее частью. Он осуществил действительно сложный переход. Дело в том, что у Пола сложился образ никогда не сдающегося человека. Он начал работать над своей карьерой крю-чифа.

Через пару месяцев после того, как Пол вышел от меня в Мичигане, у нас по-прежнему не было крю-чифа для команды Nationwide. Однажды, во время дискуссии с командой менеджмента Пенске, они мне сказали: «Мы бы очень хотели поговорить с Полом Вольфом. Мы думаем, что он хорошо знает свое дело».

Я громко рассмеялся.

«Удачи с этим», - сказал я. Я объяснил им, что мы уже встречались, и что дела просто не могли сложиться хуже.

«У нас с ним встреча на следующей неделе», - ответили они.

Пола наняли после этой встречи.

Сразу же началась подготовка к нашей команде Nationwide 2010. Она была совершенно новой, а начинать новую команду — это огромный вызов для каждого, не говоря уже о крю-чифе, который никогда раньше не работал в этой организации. Ему приходится иметь дело со всевозможной политикой и разными личностями.

Одной из этих личностей был я.

Я выступал довольно неплохо в 2009 году. Мы выиграли четыре гонки, и я прекрасно представлял себе, что мне нужно от машины и от команды. Поэтому в январе 2010-го я вошел к нему в офис со своими заметками.

«Вот, что я думаю», - сказал я. - «Вот, чем я занимался. Вот, что, мне кажется, нужно для моего успеха», - я пробежался по моим идеям.

Он посмотрел прямо мне в глаза, как в Мичигане.

«Извини», - сказал он. «Это не то, что я хочу сделать. Мы будем работать по-моему». У нас было зеро химии. Зеро.

«Вот ведь», - подумал я. - «Во что я себя втянул? Это никогда не будет работать».

Безумно быстро

Вскоре после этого команда Пенске начала строить машины так, как то было нужно Полу. Глядя на них я думал: «Они не так уж плохи. Немного отличаются от тех, что у меня были раньше. Посмотрим. Один шаг за раз».

Один из наших первых тестов был в Орландо на трассе в Disney World. (Да, в том самом Disney World). Она, в основном, использовалась для тестов и проездов, и на ней удобно тестироваться в зимний период, потому что там тепло.

Мы отправились туда протестировать нашу новую машину.

Она не была просто быстрой. Она была безумно быстрой. Просто безумно быстрой.

Иногда во время тестов ты достигаешь определенных скоростей, и думаешь, что это неверные показатели. Иногда это к лучшему, иногда к худшему. Я покидал тесты с мыслью: «Ладно, что же мы здесь получили?».

Через несколько недель мы провели наши первые две гонки. И угадайте что?

Бум. Машины были безумно быстрыми.

Сложно объяснить, что случилось потом, но, в основном, между мной и Полом появилась постоянная химия. Мы пришли от 0 к 100 почти мгновенно. Это была самая удивительная вещь, случавшаяся со мной за карьеру или в личной жизни.

Многие крю-чифы сегодня являются инженерами. У Пола нет степени инженера, потому что ему она не нужна. Он изучил все, что ему нужно знать, не тратя годы на обучение, и он подходит к этому знанию с должной логикой. Потому что, довольно часто — не только в гонках, но и в любой форме инжиниринга — цифры не всегда соответствуют тому, что ты видишь перед собой в реальном мире и, что тебе говорит твой внутренний голос.

Это не простая позиция. Возможность сделать правильный ход, добиться верных настроек и дать своей команде небольшое преимущество — особенно в серии Cup — может стать разницей между 1-м и 10-м местом.

В этом сила Пола.

В начале 2010-го, когда он не прислушивался к моим идеям, я думал: «Ну и пожалуйста. Докажи, что по-твоему лучше».

Но он ничего не доказывал.

Другие могут определять доверие по иному. Но мы с Полом были заинтересованы в том, чтобы доверять друг другу. Суть была в том, чтобы знать, о чем другой думает. Было необходимо достичь точки, где я мог понимать, почему он хотел делать работу по-своему.

То, что Пол сам был гонщиком, стало одним из его лучших активов. Это добавило новое измерение нашему взаимному уважению. Когда я говорю ему, что я испытываю за рулем, он может понять и надлежащим образом отреагировать. А это очень много значит.

Мы просто полетели с этой точки и выиграли чемпионат Nationwide 2010 года. Принимая во внимание, что под конец того же самого сезона мы оказались в высшем дивизионе, становится понятным, что Пол был подходящим парнем для этой работы.

Остальное принадлежит истории.

Быть лучше

Мы с Полом прошли долгий путь с той первой встречи в Мичигане. Сегодня он один из моих ближайших друзей. Я сделал открытие — и я говорю об этом в позитивнейшем ключе — он квинтэссенция трудоголика. Он думает о гонках больше, чем я, а это немного безумно. Гонки это спорт деталей и подготовки, и он уделяет внимание и тому, и другому в большей степени, чем кто бы то ни было из встреченных мной.

Учитывая как мы начали, несложно догадаться, что наше общение значительно улучшилось. Но мы, на самом деле, друг друга дополняем. Я, скажем так, более общительный. Пол — закрытый. Хоть он и не произносит для меня воодушевляющих речей перед гонкой, он и не настраивает нас на разочарование, и я с ним полностью согласен. Я никогда и не хочу его разочаровывать.

Между нами также возникло большое доверие, а для гонщика и крю-чифа это все. Я помню, как во время осенней гонки в Мартинсвилле в 2012-м у нас было лидерство по очкам, но мы столкнулись с трудностями. Джимми Джонсон дышал нам в спину. Практика прошла не очень хорошо, а квалификация была ужасной. Уикэнд очень быстро превращался в катастрофу.

После того, как мы завершили финальную практику, Пол сидел с опущенной головой — как с тобой бывает, когда ты попробовал все, и ничего не работало. Я поднялся к нему и сказал: «Послушай, цифры может и не выглядят очень хорошо, но говорю тебе, у нас все будет в порядке. Не переживай так из-за этого».

Возможно раньше Пол бы сказал: «Мы меняем это, это, это и это». Но сейчас он этого не сделал и не только потому, что я просил его не беспокоиться. В глубине души мы верили, что чем бы это ни было, мы разберемся, что нужно сделать.

Джимми выиграл гонку, а мы приехали на пятом или шестом месте. Мы оставались на расстоянии удара. Через две гонки мы вернули себе лидерство, а затем выиграли чемпионат.

Прошлый год, говорю откровенно, сбил с нас спесь. Это был звоночек проснуться. Мы также осознали насколько важна была для нас эффективная коммуникация и восстановление той химии, что была у нас прежде.

Особые отношения

Мой отец заболел серьезной болезнью сердца в 2003 году, как раз перед тем, как я начал гоняться.

Прежде чем заболеть, у него была невероятная рабочая этика и мастерство. После того, как он заболел, он уже не мог оставаться на прежнем уровне. Поэтому у меня никогда не было возможности поработать с отцом, пока он был в расцвете сил.

Я всегда тяжело это переживал.

Мой отец был очень хорошим гонщиком и самым работоспособным человеком из всех, что я встречал в жизни. Он не окончил старших классов школы, но сам изучил высшую математику, чтобы управлять своей гоночной командой. Его способности намного превосходили его образование. Он боролся за каждый пенни, который он мог потратить на гоночную машину. У него были идеи, намного превосходившие его время, а также его финансовые возможности. Но он все равно находил пути выигрывать гонки.

Я никогда этого не говорил публично, но, я думаю, что отчасти причиной того, что мы с Полом разработали эту рабочую химию стал тот факт, что он — во многом — напоминает мне моего отца.

Они, каждый по-своему, сами себя создали. Они похожи по внутреннему складу личности. Они оба очень тихие. Они не особо проявляют эмоции. Они очень много работают и преданы своему делу. Они любят детали гонок и работают над ними все время.

Нахождение рядом с моим отцом сделало меня таким работоспособным, каким я даже не думал стать. Он этого от тебя требует. Также и с Полом. Он показывает мне, что во мне еще многое есть, надо просто продолжать над этим работать.

В детстве я мечтал о гонках с моим отцом в моей команде, о возможности работать с моей семьей. В каком-то смысле, работа с Полом дала мне второй шанс воплотить эту мечту. Мы строим нечто особенное. Я ценю то, чего мы на данный момент добились. Мне нравится то, что мы сейчас делаем. И я с восторгом жду того, что еще придет.

http://bradracing.co...m-400/way-wolfe

Share this post


Link to post
Share on other sites

Капитан

Брэд Кеселовски, перевод мой

roger_zps24b9e810.jpg

После победы в Кентукки я сказал, что мы возвращаемся в чемпионскую форму. Я действительно имел это в виду. Наша команда и то, как мы работаем начинают ощущаться во многом как в 2012 году.

 

У меня не хватает слов, чтобы выразить как сильно мы хотим выиграть еще один чемпионат. Люди могут посмотреть на меня, на всю мою карьеру, если я не выиграю еще один титул, и сказать, что это была просто счастливая случайность. Второй выигранный титул — это как подтверждение, что мы команда, с которой следует считаться.

 

В этом блоге я бы хотел поговорить о том, кто играет невероятно важную роль в успехе команды - о нашем владельце, Роджере Пенске.

 

Роджер выявляет все лучшее в тебе. Ты хочешь быть успешным, потому что он успешен сам по себе. Ты понимаешь, по крайней мере, я понимаю, - что это значит — выступать за того, у кого высочайшие ожидания и высочайшие достижения. Это заставляет тебя делать то же самое.

 

Практически невозможно передать все те способы, какими Роджер помогает мне стать лучше как гонщику и человеку.

Но я все же попытаюсь.

Скрытый текст

Первая встреча

Я рос в Мичигане, и Роджер был для меня легендой задолго до того, как мы с ним впервые встретились. Он был ключевой фигурой при организации Суперкубка в Детройте в 2007 году. Он получил столько позитивных откликов в прессе в то время, что это выглядело будто Суперкубок не смог бы пройти в Детройте без его участия. Люди в Детройте неимоверно его уважают за это по сей день. Это уважение осталось со мной навсегда.

 

Самым близко расположенным к дому, в котором я вырос, треком был Michigan International Speedway. Это также один из треков, находившихся тогда во владении Роджера. Превосходство всегда было стандартом этой трассы, и это качество я также ассоциировал с Пенске.

 

И наконец, мои отец и дядя один период выступали в дивизионе сток каров USAC, и им приходилось соревноваться с некоторыми гонщиками и командами Роджера. Они также очень его уважали.

 

Все это я держал в голове, когда впервые встретил Роджера в 2008 году.

 

В то время я выступал в серии Nationwide за команду JR Motorsports и выступал довольно неплохо. Мы только что выиграли гонку, и я оказался на радаре Роджера. Райан Ньюман выступал за него в машине № 12, но Райан объявил, что покидает Пенске ради команды Стюарт-Хаас Рейсинг.

Роджер искал ему замену, и я был одним из гонщиком, с кем он хотел встретиться.

 

Я тогда по-настоящему не понимал всю значимость этой встречи. Мне было 24 года, я жил в поместье Дейла Джуниора, а база Пенске Рейсинг была к нему ближайшей базой гоночной команды. Роджер хотел со мной поговорить? Само собой, думал я. Я решил, что просто подъеду после обеда и встречусь с Роджером Пенске.

 

Это я и сделал. В тот вечер я встретился в Роджером на его чудовищно большой базе. Я помню, как меня потрясла сама база. Если ваши знания о гоночных машинах основываются на фильме «Дни грома», то вы можете думать, что машины строят в сараях. Это не так. Их конструируют в инженерных лабораториях, которые настолько же стерильны, как хирургические центры. Это невероятные сооружения.

 

Роджер занимал весь следующий этаж. Позже я понял — это так, потому что он хочет, чтобы это было так. Это отражает его внимание к деталям. Это отражение того, кем он сам является.

 

Мы сели в небольшом конференц-зале. На нем был идеально выглаженный костюм, как и на всей его команде менеджеров. А на мне была пара джинсов и незаправленная рубашка. В мире, где я проводил большую часть своего времени, рядом с Дейлом Джуниором, — это значило быть приодетым.

 

(Оглядываясь назад, мне хочется покачать головой и рассмеяться).

 

Мы с ним проговорили какое-то время. Я сказал ему, что для меня честь встретиться с ним, и насколько я его уважаю. Он хотел знать, каким я вижу продолжение моей карьеры. Я объяснил, что у меня весьма неплохой контракт и, что я собираюсь соблюдать обязанности, как свои, так и имеющиеся в отношении меня. Я был среди кандидатов Hendrick Motorsports на их машину Cup в недалеком будущем.

 

Он отнесся к этому с уважением. Это всегда присуще Роджеру, Рику Хендрику и другим владельцам топ-команд. Они очень уважают друг друга. Это всем им присущий класс.

 

Мы поговорили еще немного, а затем пошли каждый своим путем. Он сказал мне, что его дверь для меня всегда открыта.

 

Шанс, предоставленный обстоятельствами

Изначальный план команды Хендрика для меня состоял в том, чтобы заменить Марка Мартина. Марк должен был проездить за них полный сезон-2009, затем половину сезона-2010, а потом уйти в отставку. После этого я должен был стать гонщиком Cup на полное время.

 

Но в начале 2009-го Марк выиграл в Финиксе и решил, что хочет провести весь сезон в 2010-м и 2011-м. Я это понимал. В гонках редко выпадает возможность получить высококлассное место. Когда твоя команда на вершине, а твоя машина побеждает, ты не хочешь это оставлять. После того, как я выиграл гонку Cup в Талладеге в апреле 2009 года, меня уведомили, что команда Хендрика не подпишет со мной контракта.

 

У меня не было места в команде, и сейчас я могу сказать это, будучи спокойным, - я понятия не имел, где я смогу очутиться. Я полагал, что место для меня где-то найдется, но не было никаких гарантий, насколько хорошей окажется эта команда. Отчасти я также беспокоился, что мой лучший шанс только что от меня ушел.

 

Поэтому я позвонил Роджеру, надеясь, что дверь, открытая им для меня однажды, все еще остается открытой. Она была открытой, как и говорил Роджер.

 

Тот звонок изменил направление моей жизни.

 

Мы договорились, что я буду выступать в машине № 12, но у меня были сомнения касательно команды. Она проводила ужасный сезон, находясь по очкам позади других топ-команд. У нас с Роджером у обоих были списки, что следует улучшить в команде № 12, но они отличались.

 

Моя идея состояла в том, чтобы выступить в Nationwide. По крайней мере, так, пока мы исправляли упущения со стороны Cup, у меня были бы реальные шансы на победы.

Роджеру идея не особо нравилась. Он хотел, чтобы я полностью сфокусировался на машине № 12.

 

Несколькими неделями спустя раздался звонок. Это был Роджер.

«Ладно», - сказал он. - «Мы сделаем команду Nationwide».

Он также сказал мне, что если я не хочу за него выступать, он освободит меня от контракта.

 

В тот момент у меня был первый проблеск понимания того, насколько мне повезло. Роджер понимал, что мне было нужно — настоящий, устойчивый шанс показать людям, что я могу быть успешным гонщиком.

 

Именно тогда я понял, что за Роджера Пенске стоило выступать.

 

По-Роджеровски

Узнавая Роджера все лучше, я начал понимать, что для тебя важны даже очень малые вещи из тех, что он делает.

 

В 2010-м я два или три раза въехал в Карла Эдвардса, а затем у меня случались разборки с Кайлом Бушем. К тому времени, как у меня возникли сложности с Кайлом, я уже находился на пределе. Я не собирался терпеть ничего ни от кого. Я так решил. С меня было достаточно.

 

Мы выступали в Бристоле, Тенесси, в тот уикэнд. В гонке Nationwide Кайл и я бились за лидерство. Он был на нижней линии и поднялся наверх. У нас произошел контакт, и он проехался боком по стене. Я оказался впереди него.

В следующем повороте он меня выбил.

 

Это стоило нам победы. Мы закончили гонку на 17-м или 18-м месте. Не только это — в тот год мы боролись за чемпионат, и я лидировал в зачете. Поэтому я был очень расстроен. А Кайл сделал после некоторые комментарии, - потому что он выиграл гонку, - которые я считал чушью.

 

На следующий день у нас была гонка высшего дивизиона. На представлении гонщиков Кайл вышел на сцену. Некоторые фаны его освистали, и он саркастично произнес: «О, вы, ребята, такие любящие».

 

С меня было довольно. Я представился, а затем сказал: «Кайл Буш — козел». А затем ушел со сцены.

 

Фаны пришли в неистовство. Но там же был и Роджер. Он умеет по-своему показать, что ты его разочаровал, не говоря ни слова. Ты просто это чувствуешь.

 

Я знал, что подвел его, потеряв выдержку.

 

Удивительно в Роджере то, что он, давая тебе понять, что он чувствует, остается при этом уважительным. Он не лжет себе, но он также делает все от него зависящее, чтобы исправить ситуацию. Иногда это означает пойти на компромисс. Иногда нет.

 

Он также оказывает невероятную поддержку. У нас всегда были отношения, когда я мог позвонить ему, чтобы поговорить. И он также не боится мне звонить. На самом деле, он звонит мне чаще, чем я ему — просто, чтобы обсудить какие-то вещи, что очень много значит для меня лично. Он звонит в хорошие дни. Он звонит в плохие дни. Он здесь для тебя.

 

Для примера, по ходу того же сезона 2010 года сообщество NASCAR разделилось во мнениях относительно меня и моих способностей. У нас был огромный успех в Nationwide, но мы действительно мучились в высшем дивизионе.

 

Но Роджер стоял за меня. «Смотрите», - объяснял он. - «Я видел, как этот парень соревнуется с Кайлом Бушем, Кевином Харвиком и со всеми топами. Затем он оказывается в машине Cup и куда-то проваливается. Это не может быть его вина», - это Роджер заставил замолчать сомневающихся.

Даже когда у меня бывали стычки со СМИ, Роджер всегда меня прикрывал.

 

Это одна из вещей, которые я больше всего уважаю в Роджере, и одна из причин нашей близкой дружбы. Он поддерживает тебя и показывает тебе, как следует делать вещи правильно, как он делает их сам — часто, ты даже этого не осознаешь.

 

Побуждаемый побеждать

О Роджере еще можно сказать, что он стремится к победам также сильно, как я.

 

После того, как мы выиграли чемпионат Nationwide в 2010-м, док Джерри Панч сказал мне на Виктори Лейн: «Сложно сделать подарок миллиардеру, а ты подарил ему его первый чемпионат NASCAR».

 

Насколько много это значило для Роджера стало понятно на банкете Nationwide в Майами. Он встал и произнес речь, которая меня потрясла. Он один из лучших ораторов, что мне доводилось слышать. Он говорил о том, как давно он в спорте, и что этот успех для него значит. Он много говорил о Детройте, и желании вернуть жизнь городу, который понес урон в результате рецессии 2008 года. Он говорил о том, что этот чемпионат значил для него и его семьи.

 

Стать частью этого было чем-то особенным.

 

Двумя годами спустя, когда мы гнались за титулом в высшем дивизионе, я уловил еще один проблеск того, что успех в NASCAR значит для Роджера.

 

Это случилось во время октябрьской гонки Чейза в Шарлотте. Тогда мы лидировали по очкам и лидировали в гонке. Был поздний желтый. Он спутал нашу стратегию, и мы закончили тем, что остались без горючего. Тем самым, вместо победы в гонке мы финишировали на 11-м месте. Это была лишь пятая из гонок Чейза. Мы смогли сохранить лидерство по очкам. Но, вместо того, чтобы победить и его упрочить, мы потеряли некоторые очки, а заодно и проиграли гонку.

 

У Роджера есть высказывание насчет гонок. Он говорит, что в гоночном бизнесе есть те, кого интересует только бизнес. А также есть гонщики. Они настроены побеждать.

 

Роджер — это гонщик. И после гонки в Шарлотте он был настолько взбешен, что пнул гольф-карт.

 

Это был один из тех моментов, когда ты понимаешь, насколько он голоден. Никто не хотел его вновь разочаровать. К счастью, мы его и не разочаровали, сумев выиграть титул.

 

У Роджера много бизнесов, и все они успешны. Он всегда думает о будущем: «Давайте сделаем это и это, и мы собираемся пойти сюда и сделать то». Он не тот тип парня, что просто сидит и греется у огня, и он уж точно не живет прошлым.

 

С месяц после того, как мы выиграли титул в серии Cup, он мог говорить только об этой нашей победе. Он грелся в ее лучах.

 

Это значило для меня все. Именно тогда я знал, что оставил свой след.

 

Я надеюсь, что нам выпадет шанс сделать это вновь. Скоро.

http://bradracing.co...ero-400/captain

Edited by SE7EN Wonders

Share this post


Link to post
Share on other sites
Наш крю-чиф, Пол Вольф, - это тот человек, который, на самом деле, выполняет большую часть работы в команде № 2.

Так в том году стало понятно, когда Вольфа отстранили на несколько гонок и Кес аще никакой был. Кес без Пола как Феттель без прижимной силы - пшик... имхо :)

Share this post


Link to post
Share on other sites

Так в том году стало понятно, когда Вольфа отстранили на несколько гонок и Кес аще никакой был. Кес без Пола как Феттель без прижимной силы - пшик... имхо :)

Это касается любого гонщика - он же пишет, что крю-чиф в команде - все. Если, не приведи Бог, отстранят Кнауса - Джонсон тоже будет никакой (по крайней мере, не такой, как обычно), но не потому, что он плохой гонщик, а потому, что - это команда. Гонщик и крю-чиф - две стороны одного целого.

Поэтому столько шума вокруг Джуниора и ЛеТарта, который от него уходит.

Я не фан Кеселовски, но очень его уважаю - он создал себя сам и привлек внимание Пенске еще без Вольфа. А Пенске бездарей не нанимает. Он очень сильный гонщик и умный парень. Любить его не обязательно, но не считаться с ним нельзя ИМХО.

Share this post


Link to post
Share on other sites

BvkwIfyIUAAcjv-_zpsf19dad3f.jpg

(Fox)

Гонка NTS в Бристоле за Брэдом. Далее в ННС он не едет, только в Кап.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Bw5rZQ3CEAAC-Ek_zps34e11c0a.jpg

(Team Penske)

Победа в Ричмонде и первое место в Чейзе - 2012 очков для Брэда перед Челенджером.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Интервью с Брэдом Кеселовски

Джефф Глак, сокращенный перевод мой

Вопрос: Когда ты в режиме долгого зеленого и ни с кем не соревнуешься, о чем ты думаешь?

БК: Звучит как вопрос, который мне задала бы Пейдж (подруга). Периодически она смотрит на меня и спрашивает: «О чем ты думаешь?» (смеется).

В общем, когда вы спрашиваете типа: «Брэд, о чем ты думаешь, находясь в машине?» - я ни о чем не думаю. Я на самом деле думаю о том, что передо мной и что я делаю. Периодически приходится задумываться о том, что тебе необходимо в будущем для еще большей скорости.

По завершении гонки довольно часто я не могу вспомнить ее большую часть. Приходится слышать, как атлеты рассуждают о том, как они в зоне постоянно. В целом, когда ты достигаешь зоны, чем бы она ни была, записывающее устройство в мозгу, которое запоминает вещи, отключается. Поэтому я знаю, что достиг ментально нужного состояния, когда не могу вспомнить, что сейчас произошло.

Ты часто слышишь о парнях, как Айртон Сенна, которые говорили о том, что управлять гоночной машиной — это опыт, подобный духовному переживанию. Я могу это понять. Я думаю об этом, как об опыте, когда ты ощущаешь такую связь со своей машиной, что ничто другое не имеет значения.

Я чувствую такую связь со всем, к чему прикасаюсь, что машина кажется продолжением меня. Любое ее повреждение я ощущаю как ожог. Это настолько глубокая связь, когда я действительно в зоне, что мне кажется, будто другие вещи перестают существовать. Эти ощущения длятся пока кто-нибудь не выведет меня из такого состояния, например, обратившись ко мне по радио.

Я думаю, что именно поэтому гонщики не любят, когда кто-то обращается к ним по радио без видимой причины, потому что это выдергивает тебя из зоны.

Не знаю, ответил ли я на ваш вопрос, но случаются большие отрезки под зеленым, когда я просто ни о чем не думаю.

В.: Фаны часто приходят к тебе, желая обсудить момент или гонку в твоей карьере. Какой именно момент всплывает в твоей памяти чаще всего?

БК: Это всегда меня поражает, ибо, как я говорил ранее, я очень часто не помню эти моменты, пока мне о них не скажут.

Ну, у меня было много инцидентов с Карлом Эдвардсом, а также я обозвал Кайла Буша «козлом» в Бристоле — эти моменты весьма мне запомнились.

В.: Если бы кто-нибудь предоставил в твое распоряжение 5 млн. долларов на конструирование новой гоночной трассы, трек какого типа ты бы построил?

БК.: Когда я был в седьмом или восьмом классе, как раз имел место бум на строительство трасс в НАСКАР. И мне это очень нравилось. Мне нравилось, что они всегда строят новые трассы, и велся тот диалог в спорте, — что делает это место особенным и почему оно намного больше и лучше.

Во время всего этого, если я скучал в классе, я рисовал различные гоночные трассы на белом листе бумаге, пока учитель объяснял урок. Думаю, что я нарисовал 100 разных треков — не только конфигурацию, но и элементы инфраструктуры.

После каждой такой трассы, мне начинало казаться, что ей чего-то недоставало, и я брался за новую. Это позволило мне понять насколько сложно сконструировать совершенную гоночную трассу.

Единственная вещь, которую ты не сможешь дать своей трассе это история. Таков урок Индианаполис Мотор Спидвей, не правда ли? Если бы сегодня построили новый ИМС, я уверен, многое в нем было бы улучшено, но никому не удалось бы воссоздать наследие. А это один из наиболее ценных моментов.

Но, отвечая на вопрос более конкретно, я бы построил «Айову». Я бы внес некоторые небольшие изменения — возможно, что-нибудь бы испортил в процессе — но моя трасса во многом напоминала бы Айова Спидвей.

В.: Если бы у тебя был выходной, когда ты смог бы заняться чем угодно, кроме гонок, что бы ты сделал?

БК: Ну, у нас ведь есть выходные. Как гонщику тебе приходится много путешествовать. Большинство людей ассоциируют путешествия с отпуском. Думаю, что когда ты в гоночной индустрии, ты начинаешь ассоциировать отпуск с нахождением у себя дома.

Таким образом, я возможно бы остался дома, посмотрел бы на самом деле хороший фильм, пошел бы в очень хороший ресторан. А также, я провел бы время с семьей и друзьями — с очень большим шумом. Я люблю громкие звуки, как фейерверк или стрельбу. Они меня привлекают.

В.: Получал ли ты жалобы на шум?

БК: Однажды ко мне приезжала полиция, но уже после того, как мы перестали шуметь, так что все обошлось. Но, как правило, нет.

Я получают несколько текстовых сообщений в год типа: «Эй, этот взрыв от тебя?». Обычно они от Дейла и его подруги Эми или сестры Дейла Келли (Джуниор и Келли живут по-соседству с Брэдом). Я отвечаю: «Да, это был я. Не беспокойтесь об этом». Я просто люблю пошуметь!

В.: Если однажды у тебя будут дети, и они будут бегать по гаражу, на какого гонщика ты им укажешь, как на ролевую модель?

БК: Я, скорее всего, никогда этого не сделаю. Меня учили не поклоняться другим людям. Я позволю им самим понять, хотят ли они идти по этой дороге.

Хотя, я могу сказать: «Видите, как этот парень проходит поворот? Вот так вы должны ехать по трассе». Но не: «Видите, как он себя держит? Вот так вы и должны себя вести». Не, никогда.

http://www.usatoday....-glen/13670099/

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ещё по первым победам в "Нэйшнуайде" у меня сложилось впечатление, что Брэд чаще выигрывает на коротких треках.

Немного не в тему. Вид на трек в Ричмонде из самолёта. На тот момент я не знал, над каким городом лечу, сосед по креслу тоже не мог сказать.

P9193111.jpg P9193109.jpg P9193112.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.